Бросайся в бой, Чак!

Как известно, чужая душа – потемки, однако сегодня diletant.media попытается разгадать личность таинственного Чака Паланика и историю создания его необычных и провокационных произведений

Бросайся в бой, Чак!

С тонким юмором говорить о несмешном, иронично высмеивать пороки общества, поражать, шокировать и обличать — вот он, фирменный стиль Чака Паланика. Его путь к признанию был тернист, точнее сказать, он до сих пор тернист: каждая новая книга писателя вызывает общественный резонанс и словно раскалывает общество на две части. Эти самые две части и составляют основную аудиторию Паланика: одни видят в нем эксцентричного безумца, книги которого разлагают общество (и всё равно их читают), другие — разрушителя шаблонов, литературного мессию, оригинала и экспериментатора.

 

Чак.jpg

Несколько сухих биографических фактов: будущий писатель родился в Вашингтоне, в семье Фрэда и Кэрол Паланик, большую часть своего детства, до развода родителей, провел в вагончике. Потом, после расставания четы Паланик, Чак большую часть времени жил вместе с тремя братьями на ранчо своих бабушки и дедушки по материнской линии. После окончания факультета журналистики Орегонского университета он сменил несколько профессий: был и корреспондентом местной газеты, и автором инструкций по ремонту грузовых машин, и волонтером в приюте для бездомных… Ничто не пройдёт даром — весь свой жизненный опыт Паланик отобразит, пускай и в более утрированном виде, в своих романах.

От слишком громкого комплимента бывает больнее, чем от пощечины

 

А писать свои романы он начнет достаточно поздно — в возрасте 35 лет. Его талант откроется после курсов писательского мастерства у Тома Спэнбауэра: именно он первым обратит внимание на «ясную» и лаконичную манеру Паланика, увидит сокрытый в нем потенциал. Изначально Чак отправился на эти курсы, чтобы найти единомышленников и друзей, но в результате они стали его пропуском в мир литературы… И уже совсем скоро его окрестят одним из культовых писателей «Поколения Икс».

 

Чак 2.jpg

Самая первая книга Паланика,"Бессонница: Если бы ты жил здесь, то был бы уже дома", так и не увидела свет: автор разочаровался в сюжетной линии. Второй его роман, «Невидимки», был забракован издателем, посчитавшим стиль никому еще не известного писателя вызывающим. Тогда Чак, быть может, даже в отместку тому самому издателю, написал «Бойцовский клуб» — еще более острый и провокационный, еще более жестокий и жесткий. Сначала это был небольшой рассказ в его сборнике «В погоне за счастьем», через некоторое время развернутый в полноценный роман. К большому удивлению Чака, издатель решается опубликовать именно это его произведение, и уже в 1996 году книга появляется на прилавках всех книжных магазинов.

Люди работают, чтобы иметь возможность купить то, что им не нужно

 

«Бойцовский клуб» был благосклонно встречен читателями, романом заинтересовалась киностудия 20th Century Fox. Режиссером экранизации стал Дэвид Финчер, в главных ролях сыграли Эдвард Нортон, Брэд Питт и Хелена Бонем Картер.

 

Бойцовский клуб.jpg

Ради роли клерка Джо Нортону пришлось похудеть на десять киллограмм, а Хелене Бонем Картер — носить туфли на высокой платформе, чтобы разница в росте с ее партнерами по фильму не была так заметна. Брэд Питт и вовсе сломал зуб во время съемок и принципиально отказался его восстанавливать — настолько он вжился в роль хулигана Тайлера Дердена.

 

бойцовский клуб 2.jpg

 

Фильм был встречен критиками и аудиторией на ура, однако настоящая слава пришла к «Бойцовскому клубу» только после его выхода на DVD. По Америке прокатилась целая волна «тайлердерденовских» восстаний: программисты запускали вирусы в компьютеры компаний, в которых работали; официанты портили еду посетителям; молодые люди организовывали бойцовские клубы. Об этом феномене Паланик потом напишет в своем очерке «Обезьяньи привычки», напишет и задумается о том невероятном эффекте, который способны оказывать его книги на аудиторию. Также станет понятно, что многие люди истолковали идеи «Бойцовского клуба» превратно, увидев в нем только призыв к делинквентному поведению. Многие упустили мысль о том, что нелюбимая работа, покупка ненужных вещей, несамостоятельный, а точнее сказать, лишенный пользы способ проведения досуга разлагает человеческую личность. Паланик не призывает своих читателей к анархии: он лишь побуждает их разобраться в том, кто они есть на самом деле, и в том, чего они хотят на самом деле. Иначе, в душе каждого Джо просыпается Тайлер Дерден, готовый к опасным и разрушительным авантюрам.

 

бойцовский клуб 3.jpg

Паланик утверждал, что бойцовских клубов, как таковых, не существует, но сам он, еще до написания своего культового романа, был членом «Общества Какофонии», группировки, развлекавшейся мелким хулиганством в состоянии алкогольного опьянения. Именно поэтому многие события и действия, описанные в его книге, имеют под собой реальную основу.

Моложе, чем сегодня вечером, тебе уже не стать

 

Ещё одним произведением «с историей» можно считать роман Паланика «Колыбельная». Он был написан Чаком в поисках ответа на один-единственный вопрос: имел ли Дэйл Шэлкфорд право убивать его отца?

 

Кто такой Шэлкфорд и за что был убит отец Паланика? Не торопитесь с вопросами. После развода с матерью Чака его отец, Фред, познакомился с Донной Фонтейн. Донна отправила за решётку своего прошлого бойфренда, Дэйла, обвинив его в изнасиловании. Тот поклялся выйти на волю и отмстить своей бывшей возлюбленной. Свою угрозу мужчина незамедлительно исполнил: после выхода из тюрьмы он сначала застрелил Фреда и Донну, потом отнес тела убитых в дом Фонтейн, который впоследствии поджёг. Уже весной 2001 года Шэлкфорду был вынесен обвинительный вердикт, а Чак Паланик решил написать роман, созвучный известному «тварь ли я дрожащая или право имею?».

 

Чак и книги.jpg

Потом будет еще не один роман, еще не один фильм, еще не одна история жизни героев-маргиналов, ищущих себя и свое место под палящим солнцем жизни… Паланик не планирует останавливаться на достигнутом: он фонтанирует идеями для новых романов, адаптирует «Бойцовский клуб» для детской аудитории и собирает деньги на экранизацию «Колыбельной» через краудфандинговую платформу Kickstarter.

Кто может, тот делает. Кто не может, тот критикует

 

«Кто может, тот делает. Кто не может, тот критикует», — пишет Паланик в своих «Призраках». Похоже на личное кредо, не находите?

 

Источник ➝