Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

Все мы знаем Артура Конана Дойла как писателя, подарившего миру гениального сыщика Шерлока Холмса. Однако Конан Дойл не только придумывал рассказы о преступлениях, но и успел сам поучаствовать в расследовании нескольких вполне реальных дел.

Нас заинтересовала история того, как писатель сам побывал Холмсом, и мы спешим поделиться ей с вами.

Как Конан Дойл стал сыщиком

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Herbert Rose Barraud / commons.wikimedia  

Чтобы создать образ Холмса, писателю необходимы были познания в технике полицейского сыска.

Но в XIX веке еще не было не только учебников криминалистики, но и вообще какой-либо специальной литературы по этой теме. Конан Дойл собирал газетные вырезки о преступлениях, отчеты о судебных процессах, изучал их и писал свои рассказы.

Благодаря своим произведениям о приключениях детектива Шерлока Дойл приобрел всеобщую известность. А потому ему часто приходили письма с просьбами от простых людей, которые все еще надеялись на помощь в раскрытии преступления, а также от констеблей, чье расследование зашло в тупик.

Обычно писатель не отвечал на подобные просьбы, а в публичных выступлениях неоднократно упоминал, что не обладает способностями своего персонажа. Однако были случаи, в которых Конан Дойл просто не мог не принять участия.

 

Дело о близоруком индусе

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© wikipedia  

С просьбой о помощи к писателю обратился сам обвиняемый вскоре после трагического события, случившегося в жизни Конана Дойла: умерла его жена Луиза. Сэр Артур все же взялся за дело, заподозрив, что в нем была допущена чудовищная несправедливость.

Отец Джорджа Эдалджи, Шапурджи Эдалджи, приехал в Великобританию из Бомбея и перешел в христианство. Вскоре он женился на дочери викария, и тот передал Шапурджи свое место в приходской церкви и паству. У местных жителей это вызвало настоящий шок. В течение нескольких последующих лет пастор и его семья продолжали получать анонимные письмас оскорблениями и угрозами.

Полиция согласилась установить наблюдение за домом, и через несколько месяцев один из полицейских нашел у черного входа ключ, который похитили из местной школы. Между возвращением Джорджа из школы и моментом находки ключа никто не заходил и не выходил из дома, поэтому стражи порядка обвинили в краже мальчика.

 

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Arthur & George / ITV  

Кадр из сериала «Артур и Джордж».

В газетах стали публиковаться письма с «признаниями» от Джорджа Эдалджи, где говорилось о том, что именно он отправлял угрозы своей семье. Когда Шапурджи заявил, что сын находился, как правило, вместе с ним в комнате, когда письма подсовывали под дверь, Эдалджи-старшего посчитали лжецом. Через несколько лет письма неожиданно прекратились.

Джордж сдал экзамены, получил диплом юриста и стал работать в небольшой конторе в Бирмингеме. Но в 1904 году в деревне, где проживала семья викария, жители стали находить трупы истерзанных лошадей и коров.

Тогда же полиция стала получать анонимные письма, в которых говорилось, что издевательства над животными — дело рук банды, в которой состоит Джордж Эдалджи. На допросе Джордж отрицал все обвинения, а его отец указал, что они с сыном спят в одной комнате, поэтому среди ночи тот не мог отлучиться незаметно.

Следствие сделало вывод, что письма в полицию послал сам Джордж, чтобы добиться известности. Помня о прежних обвинениях Джорджа в отправке оскорбительных и пугающих анонимных посланий, жители и власти не усомнились в выводах полиции. Убийства животных были признаны частью ритуала жертвоприношения, а Джорджа приговорили к 7 годам каторжных работ.

 

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Arthur & George / ITV  

Кадр из сериала «Артур и Джордж».

После объявления приговора убийства животных продолжились, что вызвало у общественности сомнения в справедливости суда над сыном викария. Джордж все же просидел в тюрьме 3 года, после чего его неожиданно выпустили без права заниматься юриспруденцией. Тогда он решилобратиться за помощью к Артуру Конану Дойлу.

При встрече писатель заметил, что Эдалджи читал газету, держа ее очень близко к лицу, и понял, что Джордж близорук. Дойл на собственные деньги устроил для Эдалджи обследование у ведущего лондонского окулиста, который установил близорукость в 8 диоптрий. Это уверило Конана Дойла в невиновности Джорджа, поскольку человек с таким зрением едва ли мог ночью куда-то прокрасться, чтобы незамеченным убивать скот. Дойл начал собирать доказательства судебной несправедливости.

Писатель опубликовал статью в The Daily Telegraph, где пункт за пунктом опровергал доводы обвинения и доказывал, что в деле замешана расовая дискриминация. После этого дело Эдалджи получило огласку по всей стране.

Сам же Конан Дойл получил несколько анонимных писем с угрозами и решил отправиться для продолжения расследования в деревню. Там он нашел подозреваемого, но доказательств было недостаточно, а местная полиция не была настроена дружелюбно к писателю после его статьи. Поэтому все его предположения и обвинения отклонили.

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Arthur & George / ITV  

Кадр из сериала «Артур и Джордж».

 

После оправдания Эдалджи получил место в юридической фирме в Лондоне. Анонимные письма и убийства животных, однако, продолжались. В 1934 году был арестован горнорабочий, которого Конан Дойл и подозревал в совершении преступлений. На этом расследованиепрекратилось, а в Англии наконец был создан апелляционный суд.

Дело «шотландского Дрейфуса»

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© commons.wikimedia  

После успеха с делом Эдалджи Конану Дойлу стало приходить еще больше просьб о помощи. Он продолжал отклонять их, пока не наткнулся на заметку о деле Оскара Слейтера. Дойл был настолько возмущен несправедливостью суда и следствия, что решил во что бы то ни стало расследовать его.

Процесс против Слейтера начался после того, как в собственном доме в Глазго была найдена забитой до смерти старушка Марион Гилкрист. На полу возле места преступления были разбросаны ее драгоценности, из которых пропала только бриллиантовая брошь в форме полумесяца. Сосед говорил, что видел некоего молодого человека, выходившего в тот момент из дома.

Девочка, проходившая в это же время мимо дома, сумела детально описать человека, но ее рассказ так сильно отличался от показаний соседа и горничной, что полиция решила: в убийстве замешаны сразу несколько человек. В газете разместили описание пропавшей броши. Спустя время некий Маклин заявил, что брошь в виде полумесяца, которая как раз подходила под описание, отдал ему в заклад Оскар Слейтер.

Однако Слейтера полиция не обнаружила — он был в Ливерпуле.

 

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© commons.wikimedia  

Гостиная мисс Гилкрист.

Несмотря на то что брошь Слейтера была заложена за месяц до смерти мисс Гилкрист и даже не была похожа на «оригинал», полиция Глазго была уверена, что Слейтер — именно тот, кого они разыскивают. По их просьбе власти Нью-Йорка арестовали Слейтера по прибытии в город.

Инспектор шотландской полиции прибыл в Нью-Йорк, где доставленные им свидетели опознали Слейтера. Адвокат советовал ему подать апелляцию, но Оскар его не послушал, будучи уверенным в том, что сможет доказать свою невиновность перед британским судом.

Брошь Слейтера не соответствовала в деталях той, что фигурировала в деле об убийстве, а его внешность не имела ничего общего с имевшимися описаниями убийцы. Кроме того, у Слейтера было алиби, которое подтвердили несколько человек. Результат суда, однако, был не в его пользу. Присяжным потребовалось всего лишь понять то, что перед ними немецкий еврей, чтобы вынести вердикт о виновности. Слейтера приговорили к смертной казни.

Расплывчатость доказательств все же вызвала волнение в обществе, в связи с чем казнь на время отложили. Конан Дойл выпустил книгу «Дело Слейтера», когда тот уже более 3 лет как находился в тюрьме. В ней он указывал на неточности сфабрикованного процесса и недоумевал, как британское правосудие могло опуститься до такого подлога. СМИ восторженно встретили публикацию писателя, но дело не сдвинулось с мертвой точки.

 

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Bain News Service / commons.wikimedia  

Только через 2 года имя Слейтера опять появилось на страницах газет благодаря журналисту Уильяму Парку, который провел собственное расследование и пришел к тем же выводам, что и Конан Дойл. Выяснилось, что настоящим убийцей был племянник мисс Гилкрист, с которым она поссорилась из-за семейных документов. Об этом знала служанка, которая рассказала все полиции, но инспектор попросил ее о лжесвидетельстве.

В 1927 году Слейтера выпустили из тюрьмы без оправдания и компенсации. Такой итог вызвал гнев Конана Дойла, написавшего ряд статей и наконец добившегося того, чтобы власти оправдали Оскара и выплатили ему 6 000 фунтов в качестве компенсации.

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Sherlock / BBC One  

В архиве Конана Дойла сохранилось и множество других, менее известных дел. Помощи невинно осужденным и раскрытию нерешенных уголовных дел он отдавал большую часть своего времени после 1900 года и до самой смерти.

Знали ли вы о таком сходстве между автором и его героем?

Источник ➝

Страшные истории в русской литературе

Рассказы о встречах человека с нечистой силой — один из самых древних и живучих фольклорных жанров. В народе такие истории именовались былинками, а ученые делили их на былички и бывальщины. В быличках герои рассказывали о личных «приключениях», а бывальщины передавали те, кто при событиях не присутствовал. Писатели XIX века часто вплетали в сюжеты своих произведений старинные «страшилки». Предания о русалках и мертвых женихах, встречах с лешим и чертом — вспоминаем, кто из отечественных классиков особенно любил этот фольклорный жанр.

Василий Жуковский. «Светлана»

Василий Жуковский нередко выбирал для своих произведений исторические и фольклорные темы. Это роднило его литературные баллады с балладами народными — жанром, близким исторической песне. Одно из своих самых известных произведений в этом жанре, «Людмила», Жуковский написал на основе немецкого текста. Это была «Ленора» — «Подражание Биргеровой Леоноре» — немецкого поэта Готфрида Августа Бюргера. А он, в свою очередь, опирался на популярный фольклорный сюжет о том, как погибший жених забрал в могилу невесту. Вторая известная баллада Жуковского, «Светлана», имела выраженный русский колорит:

Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали;
Снег пололи; под окном
Слушали; кормили
Счетным курицу зерном;
Ярый воск топили…
<…>
Подпершися локотком,
Чуть Светлана дышит...
Вот... легохонько замком
Кто-то стукнул, слышит;
Робко в зеркало глядит:
За ее плечами
Кто-то, чудилось, блестит
Яркими глазами...

Во время крещенского гадания главной героине явился жених, «бледен и унылый», который увез девушку якобы на венчание. А на самом деле тоже оказался мертвецом. Однако, в отличие от Леноры и Людмилы, Светлана осталась жива: страшная история оказалась ночным кошмаром.

Орест Сомов. «Киевские ведьмы»

Орест Сомов включал в свои тексты былички и бывальщины в их исконном виде. С помощью деталей русского и украинского фольклора писатель старался отразить подлинные картины народной жизни. Его повесть «Русалка» вышла с подзаголовком «Малороссийское предание», а «Кикимора» — как «Рассказ русского крестьянина на большой дороге». В сказке «Оборотень» автор «вывел напоказ небывалого русского оборотня» — простодушного сына колдуна, который по примеру отца обратился в волка, не ведая, что с этим делать и как стать снова человеком.

Герой повести «Киевские ведьмы» — казак Федор Блискавка — женился на красавице Катрусе, которая оказалась колдуньей. Блискавка проследил за женой и стал свидетелем шабаша на Лысой горе:

Невдалеке от себя увидел он и тещу свою, Ланцюжиху, с одним заднепровским пасечником, о котором всегда шла недобрая молва, и старую Одарку Швойду, торговавшую бубликами на Подольском базаре, с девяностолетним крамарем Артюхом Холозием, которого все почитали чуть не за святого: так этот окаянный ханжа умел прикидываться набожным и смиренником. <…> И мало ли кого там видел Федор Блискавка из своих знакомых, даже таких людей, о которых прежде бы никак не поверил, что они служат нечистому, хоть бы отец родной уверял его в том под присягой. Вся эта шайка пожилых ведьм и колдунов пускалась в плясовую так задорно, что пыль вилась столбом и что самым завзятым казакам и самым лихим молодицам было бы на зависть.

Вся история наполнена магическими деталями: Сомов описал страшные ингредиенты для «летательной» мази, которой молодая жена натиралась перед шабашем, дикую музыку на Лысой горе, гибель главного героя и казнь самой Катруси — ведьмы не пощадили ее за то, что она раскрыла тайну своему мужу.

Александр Бестужев-Марлинский. «Страшное гадание»

Александр Бестужев-Марлинский был известным беллетристом XIX века. Иван Тургенев писал в 1869 году: «Пушкин был еще жив, но правду говоря, не на Пушкине сосредотачивалось внимание тогдашней публики. Марлинский все еще слыл любимейшим писателем». Бестужев-Марлинский не стремился к правдивому описанию народной жизни, зато его повести и романы отличались закрученными сюжетами и эффектными подробностями. Герой рассказа «Страшное гадание», офицер, отправился в метель на званый вечер. Он заблудился и попал в деревню на святочные посиделки.

— Мы будем гадать страшным гаданьем, — сказал мне на ухо парень, — закляв нечистого на воловьей коже. Меня уж раз носил он на ней по воздуху, и что видел я там, что слышал, — примолвил он, бледнея, — того... Да ты сам, барин, попытаешь все.

Я вспомнил, что в примечаниях к «Красавице озера» («Lady of the lake») Вальтер Скотт приводит письмо одного шотландского офицера, который гадал точно таким образом, и говорит с ужасом, что человеческий язык не может выразить тех страхов, которыми он был обуян. Мне любопытно стало узнать, так ли же выполняются у нас обряды этого гаданья, остатка язычества на разных концах Европы.

Во время страшного ритуала главному герою явился незнакомец — то ли человек, то ли нечистая сила. События развивались стремительно: поступки, на которые у героев раньше не хватало мужества, убийства, преследование и снова роковая встреча. Как и во многих традиционных «страшилках», в конце герой понял, что все это было просто страшным сном.

Николай Гоголь. «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Вий»

Николай Гоголь был настоящим знатоком страшных историй. Его первая большая книга «Вечера на хуторе близ Диканьки» поразила современников. Пушкин писал о ней: «Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности». Из восьми повестей сборника семь представляют собой по форме бывальщины, которые пересказывает пасечник Рудый Панько. Перед читателями оживают русалки, колдуны и черти, описанные не со страхом и трепетом — что было бы обычно для фольклора, — но с юмором, а иногда и поэтически возвышенно.

Левко посмотрел на берег: в тонком серебряном тумане мелькали легкие, как будто тени, девушки, в белых, как луг, убранный ландышами, рубашках; золотые ожерелья, монисты, дукаты блистали на их шеях; но они были бледны; тело их было как будто сваяно из прозрачных облак и будто светилось насквозь при серебряном месяце.
Николай Гоголь, отрывок из повести «Майская ночь, или Утопленница»

К повести «Вий», которая вошла в сборник «Миргород» Гоголь оставил комментарий: «Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал». Вия — фольклорного персонажа, которого считали предводителем гномов и духом преисподней, — Гоголь описал так:

...Ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека. …Длинные веки опущены были до самой земли. С ужасом заметил Хома, что лицо было на нем железное.

— Подымите мне веки: не вижу! — сказал подземным голосом Вий — и все сонмище кинулось подымать ему веки.

Иван Тургенев. «Бежин луг»

Известность пришла к Ивану Тургеневу в конце 1840-х годов, когда в журнале «Современник» стали выходить рассказы из цикла «Записки охотника». Михаил Салтыков-Щедрин считал, что они «положили начало целой литературе, имеющей своим объектом народ и его нужды». Тургенев с таким состраданием описал в «Записках охотника» тяжелую жизнь крестьян, что цензора Владимира Львова, который пропустил рассказы к печати единым изданием, уволили без права пенсии по личному распоряжению Николая Первого.

В произведении «Бежин луг», которое входило в цикл, Тургенев собрал целую коллекцию быличек и бывальщин. Их по сюжету пересказывают у ночного костра мальчишки-пастухи. В рассказ вошли страшные истории про водяных и русалок, домового и призрак умершего барина.

Там не раз, говорят, старого барина видали — покойного барина. <…> Его раз дедушка Трофимыч повстречал: «Что, мол, батюшка, Иван Иваныч, изволишь искать на земле?»
— Он его спросил? — перебил изумленный Федя.
— Да, спросил.
— Ну, молодец же после этого Трофимыч... Ну, и что ж тот?
— Разрыв-травы, говорит, ищу. — Да так глухо говорит, глухо: — Разрыв-травы. — А на что тебе, батюшка Иван Иваныч, разрыв-травы? — Давит, говорит, могила давит, Трофимыч: вон хочется, вон...

Одному из юных пастухов привиделся леший — звал его из реки голосом утонувшего приятеля. Конечно, мальчики посчитали такое видение дурной приметой. И как оказалось, не зря: по сюжету, герой погиб в том же году.

Автор: Екатерина Гудкова

Картина дня

))}
Loading...
наверх