Последние комментарии

  • Геннадий Исаков10 декабря, 19:31
    Какая-то мерзость. Одному преступнику, угробившему нашу державу, Путин возвел мемориал, а этому предателю, ненавистни...Путин поучаствует в церемонии открытия памятника Солженицыну в Москве
  • Николай Иванович Томилов10 декабря, 19:14
    Что Россия уже ОФИЦИАЛЬНО становится страною ПРЕДАТЕЛЕЙ, подонков,  МРАЗЕЙ... Напишу-ка патриарху КИРИЛЛУ, святейшему...Путин поучаствует в церемонии открытия памятника Солженицыну в Москве
  • Дмитрий Кустарев10 декабря, 16:59
    нет в этом списке "Газонокосильщика". А фильм мощный. Очень реальный вариант Апокалипсиса. Более даже реальный, чем "...Фильмы по мотивам произведений Стивена Кинга, которые нужно посмотреть

Он был молод, наивен, влюблен, полон свободолюбивых идей и романтических иллюзий

Он был молод, наивен, влюблен, полон свободолюбивых идей и романтических иллюзий. Он оказался обманут, оклеветан, отвергнут и презираем. Он исчез, имитировав самоубийство, и вернулся на родину лишь спустя тринадцать лет — под чужим именем, с изуродованной внешностью, исковерканной судьбой и исстрадавшимся сердцем.

Он предстал перед людьми, которых когда-то знал и горячо любил, насмешливым циником со звучным и хлестким журналистским псевдонимом Овод.
И мало кто сумел разглядеть под этой маской страстную, порывистую, благородную натуру человека, по-прежнему верного прекрасным идеалам своей юности... «Овод», первый и, как справедливо считается, лучший роман английской писательницы Этель Лилиан Войнич, и сегодня увлекает своим сюжетным драматизмом, связанным с образом главного героя — ярким, сильным, трагическим.

"Они [религии] отличаются одна от другой лишь внешними симптомами. А сама болезнь — это религиозная направленность ума, это потребность человека создать себе фетиш и обоготворить его, пасть ниц перед кем-нибудь и поклоняться ему. Кто это будет — Христос, Будда или дикарский тотем — не имеет значения."

***

"— Что у вас там такое? Шоколадные конфеты и английский ирис! Да ведь это п-пища богов!
Джемма подняла глаза и улыбнулась его восторгу.
— Вы тоже сластена? Я всегда держу эти конфеты для Чезаре. Он радуется, как ребенок, всяким лакомствам.
— В с-самом деле? Ну, так вы ему з-завтра купите другие, а эти дайте мне с собой. Я п-положу ириски в карман, и они утешат меня за все потерянные радости жизни. Н-надеюсь, мне будет дозволено пососать ириску, когда меня поведут на виселицу."

***

"Я и теперь люблю вас. Помните, я поцеловал вашу руку, и вы так жалобно просили меня «никогда больше этого не делать»? Я знаю, это было нехорошо с моей стороны, но вы должны простить меня. А теперь я целую бумагу, на которой написано ваше имя. Выходит, что я поцеловал вас дважды и оба раза без вашего согласия."

***

"Будьте добры подписать свой собственный смертный приговор. Моё нежное сердце не позволяет мне сделать это."

***

"Какая Вы бледная! Это потому, что вы видите в жизни только ее грустную сторону и не любите шоколада."

Источник ➝