Фэнтези для подростков, которое понравится взрослым

Увлекательные приключения, неожиданные встречи, далекие миры и, конечно, история любви – произведения, написанные в жанре фэнтези, пользуются особенной популярностью у подростков. Но не только они мечтают о чудесах и волшебстве. В нашей подборке топовые книги Young Adult, которые понравятся даже взрослым.
 
 
Музыка и зло в городе ураганов

Музыка и зло в городе ураганов

Автор взрослого триллера «Девятый круг» создал яркую книгу в жанре молодежного городского фэнтези. В короткие сроки роман стал настоящим бестселлером.
Батон-Нуар – необычный город. Тут не найти добрых и душевных соседей. За то по улицам прогуливаются демоны. Именно сюда перебралась Джуд Ломакс вместе со своим папой. Но с ним произошла беда. Чтобы спасти отца девушка готова на все, и если понадобится, она подружится даже с самим дьяволом.
 
Верум (#2)

Верум (#2)

Новинка от автора бестселлеров The New York Times, продолжение романа «Ноктэ». У Калы Прайс куча проблем. Тайны прошлого поглощают ее. Может ли она доверять людям? Ведь даже ее любимый Дэр что-то скрывает. За дверями его фамильного поместья происходит что-то странное. Сможет ли девушка докопаться до истины?
 
Прах и тлен (#2)

Прах и тлен (#2)

Книга получила Премию Брема Стокера за лучший хоррор. После долгих лет беспрерывных тренировок Бенни и Том готовы покинуть родной город и отправиться на дикие земли. Там им придется ежеминутно бороться за жизнь. Ведь зомби готовы на все ради того, чтобы получить кусок человеческой плоти…
 
Сплетая рассвет

Сплетая рассвет

Фэнтези, основанное на китайской мифологии. Майя мечтала стать придворным портным. Однако все, на что может надеяться бедная девушка – это удачно выйти замуж. Майя не согласна с этими правилами. Ради того, чтобы осуществить свою мечту, она готова поспорить с самой богиней. Но однажды портниха влюбилась. Сможет ли она пожертвовать любовью ради своего предназначения.
 
Золотой мост

Золотой мост

Бестселлер #1 в Германии – продолжение нашумевшего романа «Волшебная гондола». Анна – хранитель времени и у нее очень много дел. Нужно отправиться в прошлое и вытащить из передряги Казанову, а потом вернуться назад и готовиться к выпускным экзаменам в школе. Совсем скоро начнутся каникулы, а это значит, что она может поехать в Венецию и встретиться со своим любимым Себастьяно. Но пришли новости, что парень застрял в прошлом, в Париже. Анна отправится туда, чтобы спасти своего возлюбленного и историю всего мира.
 
Сердце сумрака (#3)

Сердце сумрака (#3)

Продолжение романов «Костяная ведьма» и «Кузнец душ» и завершающая книга трилогии. Сила Костяной ведьмы растет день за днем. Тия решила изменить судьбу восьми королевств и полностью покончить с магией. Но вместе с ней она потеряет всех, кого любит. Готова ли девушка на такой шаг?
 
Уничтожить королевство

Уничтожить королевство

Роман получил высокую оценку среди критиков Publisher Weekly и читателей на сайтах Amazon и Goodreads. Лира – сирена и дочь морской королевы. Вместе с матерью она охотится на принцев, затопляя их корабли. Однажды своенравная Лира прогневала мать, и та превратила ее в обычного человека. Теперь, чтобы заслужить прощения повелительницы, девушке нужно принести сердце самого опасного охотника за сиренами. Но сможет ли она это сделать?
 
Изгнание

Изгнание

Книга вошла в шорт-лист престижного литературного конкурса Scottish Teenage Book Prize. Стормчейсер и Линкольн чудом остались в живых на острове кровожадных рептилий. Теперь им придется вернуться в Пилорию, чтобы на себе испытать смертельно опасный вирус. Эта болезнь должна открыть людям плодородные земли и возродить цивилизацию. Но так ли это на самом деле?
 
Полкороля

Полкороля

Книга одного из самых известных авторов британского черного фэнтези была высоко оценена критиками. В мире, полном злости, нет места юноше с одной рукой. Ярви, младший сын короля Гетланда, никогда не мечтал о власти. Но смерть отца и брата не оставила ему выбора. Чтобы отомстить убийце родных, ему придется расстаться со своей мечтой – стать врачом, и столкнуться с ложью, жестокостью и предательством.
 
Вокзал потерянных снов

Вокзал потерянных снов

Фантасмагорический роман от лауреата премии Хьюго был высоко оценен литературными критиками. В огромном мегаполисе Нью-Кробюзон разные жители: люди и жукоголовые хепри, русалки и водяные, рукотворные мутанты-переделанные и люди-кактусы. Каждый занят своим делом – одни строят статуи, другие торгуют сомнительными препаратами, а третьи охотятся за диссидентами. Ученый Айзек Дан и его жукоподобная возлюбленная столкнутся с опасным испытанием, от которого будет зависеть не только их судьба, но и жизнь всей планеты.
 
Хроника Убийцы Короля. День первый. Имя ветра

Хроника Убийцы Короля. День первый. Имя ветра

Культовый роман Патрика Ротфусса, открывающий трилогию "Хроника Убийцы Короля". Рано или поздно наступает день, когда самые страшные герои городских легенд оживают. Жуткие демоны чандрианы уничтожили всю семью Квоута. Пообещав отомстить, парень ступает на сложный путь, где его ждут тяжелые испытания и невероятные приключения. Ведь, чтобы сразиться с чудовищами, ему самому нужно превратиться в легенду.
 
Летний дракон. Первая книга Вечнолива

Летний дракон. Первая книга Вечнолива

Дебютная книга легендарного иллюстратора фантастики и фэнтези Тодда Локвуда. Юная Майя и ее брат Дариан живут среди драконов. Их мать умерла, а отец занят лишь своей жизнью. Все меняется, когда герои встречают Летнего дракона – самого могущественного из волшебных существ. Но чего им ждать от нового знакомого? Покровительство или чудовищное проклятие?

 
Разрушитель кораблей

Разрушитель кораблей

Неприглядное будущее: все ресурсы на исходе, города превратились в руины, а власть принадлежит владельцам технологий. Нищие подростки день и ночь работают на заброшенных нефтяных танкерах, чтобы заработать себе на жизнь. Интеллектуально-фантастический роман о доброте, смелости и чувствах.
 
 
Источник ➝

Страшные истории в русской литературе

Рассказы о встречах человека с нечистой силой — один из самых древних и живучих фольклорных жанров. В народе такие истории именовались былинками, а ученые делили их на былички и бывальщины. В быличках герои рассказывали о личных «приключениях», а бывальщины передавали те, кто при событиях не присутствовал. Писатели XIX века часто вплетали в сюжеты своих произведений старинные «страшилки». Предания о русалках и мертвых женихах, встречах с лешим и чертом — вспоминаем, кто из отечественных классиков особенно любил этот фольклорный жанр.

Василий Жуковский. «Светлана»

Василий Жуковский нередко выбирал для своих произведений исторические и фольклорные темы. Это роднило его литературные баллады с балладами народными — жанром, близким исторической песне. Одно из своих самых известных произведений в этом жанре, «Людмила», Жуковский написал на основе немецкого текста. Это была «Ленора» — «Подражание Биргеровой Леоноре» — немецкого поэта Готфрида Августа Бюргера. А он, в свою очередь, опирался на популярный фольклорный сюжет о том, как погибший жених забрал в могилу невесту. Вторая известная баллада Жуковского, «Светлана», имела выраженный русский колорит:

Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали;
Снег пололи; под окном
Слушали; кормили
Счетным курицу зерном;
Ярый воск топили…
<…>
Подпершися локотком,
Чуть Светлана дышит...
Вот... легохонько замком
Кто-то стукнул, слышит;
Робко в зеркало глядит:
За ее плечами
Кто-то, чудилось, блестит
Яркими глазами...

Во время крещенского гадания главной героине явился жених, «бледен и унылый», который увез девушку якобы на венчание. А на самом деле тоже оказался мертвецом. Однако, в отличие от Леноры и Людмилы, Светлана осталась жива: страшная история оказалась ночным кошмаром.

Орест Сомов. «Киевские ведьмы»

Орест Сомов включал в свои тексты былички и бывальщины в их исконном виде. С помощью деталей русского и украинского фольклора писатель старался отразить подлинные картины народной жизни. Его повесть «Русалка» вышла с подзаголовком «Малороссийское предание», а «Кикимора» — как «Рассказ русского крестьянина на большой дороге». В сказке «Оборотень» автор «вывел напоказ небывалого русского оборотня» — простодушного сына колдуна, который по примеру отца обратился в волка, не ведая, что с этим делать и как стать снова человеком.

Герой повести «Киевские ведьмы» — казак Федор Блискавка — женился на красавице Катрусе, которая оказалась колдуньей. Блискавка проследил за женой и стал свидетелем шабаша на Лысой горе:

Невдалеке от себя увидел он и тещу свою, Ланцюжиху, с одним заднепровским пасечником, о котором всегда шла недобрая молва, и старую Одарку Швойду, торговавшую бубликами на Подольском базаре, с девяностолетним крамарем Артюхом Холозием, которого все почитали чуть не за святого: так этот окаянный ханжа умел прикидываться набожным и смиренником. <…> И мало ли кого там видел Федор Блискавка из своих знакомых, даже таких людей, о которых прежде бы никак не поверил, что они служат нечистому, хоть бы отец родной уверял его в том под присягой. Вся эта шайка пожилых ведьм и колдунов пускалась в плясовую так задорно, что пыль вилась столбом и что самым завзятым казакам и самым лихим молодицам было бы на зависть.

Вся история наполнена магическими деталями: Сомов описал страшные ингредиенты для «летательной» мази, которой молодая жена натиралась перед шабашем, дикую музыку на Лысой горе, гибель главного героя и казнь самой Катруси — ведьмы не пощадили ее за то, что она раскрыла тайну своему мужу.

Александр Бестужев-Марлинский. «Страшное гадание»

Александр Бестужев-Марлинский был известным беллетристом XIX века. Иван Тургенев писал в 1869 году: «Пушкин был еще жив, но правду говоря, не на Пушкине сосредотачивалось внимание тогдашней публики. Марлинский все еще слыл любимейшим писателем». Бестужев-Марлинский не стремился к правдивому описанию народной жизни, зато его повести и романы отличались закрученными сюжетами и эффектными подробностями. Герой рассказа «Страшное гадание», офицер, отправился в метель на званый вечер. Он заблудился и попал в деревню на святочные посиделки.

— Мы будем гадать страшным гаданьем, — сказал мне на ухо парень, — закляв нечистого на воловьей коже. Меня уж раз носил он на ней по воздуху, и что видел я там, что слышал, — примолвил он, бледнея, — того... Да ты сам, барин, попытаешь все.

Я вспомнил, что в примечаниях к «Красавице озера» («Lady of the lake») Вальтер Скотт приводит письмо одного шотландского офицера, который гадал точно таким образом, и говорит с ужасом, что человеческий язык не может выразить тех страхов, которыми он был обуян. Мне любопытно стало узнать, так ли же выполняются у нас обряды этого гаданья, остатка язычества на разных концах Европы.

Во время страшного ритуала главному герою явился незнакомец — то ли человек, то ли нечистая сила. События развивались стремительно: поступки, на которые у героев раньше не хватало мужества, убийства, преследование и снова роковая встреча. Как и во многих традиционных «страшилках», в конце герой понял, что все это было просто страшным сном.

Николай Гоголь. «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Вий»

Николай Гоголь был настоящим знатоком страшных историй. Его первая большая книга «Вечера на хуторе близ Диканьки» поразила современников. Пушкин писал о ней: «Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности». Из восьми повестей сборника семь представляют собой по форме бывальщины, которые пересказывает пасечник Рудый Панько. Перед читателями оживают русалки, колдуны и черти, описанные не со страхом и трепетом — что было бы обычно для фольклора, — но с юмором, а иногда и поэтически возвышенно.

Левко посмотрел на берег: в тонком серебряном тумане мелькали легкие, как будто тени, девушки, в белых, как луг, убранный ландышами, рубашках; золотые ожерелья, монисты, дукаты блистали на их шеях; но они были бледны; тело их было как будто сваяно из прозрачных облак и будто светилось насквозь при серебряном месяце.
Николай Гоголь, отрывок из повести «Майская ночь, или Утопленница»

К повести «Вий», которая вошла в сборник «Миргород» Гоголь оставил комментарий: «Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал». Вия — фольклорного персонажа, которого считали предводителем гномов и духом преисподней, — Гоголь описал так:

...Ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека. …Длинные веки опущены были до самой земли. С ужасом заметил Хома, что лицо было на нем железное.

— Подымите мне веки: не вижу! — сказал подземным голосом Вий — и все сонмище кинулось подымать ему веки.

Иван Тургенев. «Бежин луг»

Известность пришла к Ивану Тургеневу в конце 1840-х годов, когда в журнале «Современник» стали выходить рассказы из цикла «Записки охотника». Михаил Салтыков-Щедрин считал, что они «положили начало целой литературе, имеющей своим объектом народ и его нужды». Тургенев с таким состраданием описал в «Записках охотника» тяжелую жизнь крестьян, что цензора Владимира Львова, который пропустил рассказы к печати единым изданием, уволили без права пенсии по личному распоряжению Николая Первого.

В произведении «Бежин луг», которое входило в цикл, Тургенев собрал целую коллекцию быличек и бывальщин. Их по сюжету пересказывают у ночного костра мальчишки-пастухи. В рассказ вошли страшные истории про водяных и русалок, домового и призрак умершего барина.

Там не раз, говорят, старого барина видали — покойного барина. <…> Его раз дедушка Трофимыч повстречал: «Что, мол, батюшка, Иван Иваныч, изволишь искать на земле?»
— Он его спросил? — перебил изумленный Федя.
— Да, спросил.
— Ну, молодец же после этого Трофимыч... Ну, и что ж тот?
— Разрыв-травы, говорит, ищу. — Да так глухо говорит, глухо: — Разрыв-травы. — А на что тебе, батюшка Иван Иваныч, разрыв-травы? — Давит, говорит, могила давит, Трофимыч: вон хочется, вон...

Одному из юных пастухов привиделся леший — звал его из реки голосом утонувшего приятеля. Конечно, мальчики посчитали такое видение дурной приметой. И как оказалось, не зря: по сюжету, герой погиб в том же году.

Автор: Екатерина Гудкова

Картина дня

))}
Loading...
наверх