Последние комментарии

  • Вячеслав Режеп26 марта, 23:19
    Ну, и где все это. Подобные неполные публикации более чем вранье, это откровенное издевательство!Букстаграм — Элизабет Саган создаёт креативные образы с помощью книг
  • Svet-Lana : ) ) )26 марта, 21:55
    Хорошее стихотворение...нас тянет к тем.... Спасибо автору.«Нас тянет к тем, кто душу обнимает…» — стихотворение для особенного человека
  • Любовь Авдеева26 марта, 18:42
    Замечательное произведение!«Нас тянет к тем, кто душу обнимает…» — стихотворение для особенного человека

АНТОН МАКАРЕНКО: ПЕДАГОГ НАСМЕРТЬ

 

В свои шестьдесят Антон Семенович Макаренко выглядел на все восемьдесят.

Те, кому приходилось встречаться с ним в простой домашней обстановке в последние годы его жизни, поражались, каким уставшим, измученным, изношенным, отработанным даже выглядел этот железный руководитель детской колонии для малолетних преступников, единственной колонии в мире, в которой из детей-преступников все-таки вырастали высоконравственные взрослые.

После смерти Антона Макаренко коммуны, устроенные по его методу, продержались еще пару десятков лет: ученик великого педагога, бывший отъявленный бандит и вор Семен Калабалин (читателям «Педагогической поэмы» он известен под фамилией Карабанов) создал несколько таких коммун и с успехом исправлял в них следующее поколение беспризорников.

После Калабалина (тоже, кстати, насмерть износившего свое сердце на педагогической работе — в 68 лет мгновенная смерть от инфаркта) никто за педагогику по Макаренко толком и не брался. Смертельно тяжело.

velvet_2.jpg

Знаменитая на весь мир педагогическая система Макаренко, по-настоящему эффективная в деле исправления искореженных воспитанием и социумом личностей и нигде в мире полностью не применяемая в силу адской сложности для педсостава, заключается в нескольких нерушимых принципах:

  • Ребенок должен находиться в условиях жесточайших дисциплинарных и режимных требований. Жесточайших — не в смысле насилия над личностью, а в смысле нерушимости и обязательности для всех. Нельзя есть нельзя, можно есть можно. Требования дисциплины точно так же обязательны и для преподавателей.
  • Наилучшим воспитателем ребенка является труд: серьезный, никак не игрушечный, созидательный труд, результатами труда которого будут пользоваться и дети, и взрослые. Преподаватели обязаны трудятся наравне с воспитанниками, а не просто осуществлять надзор и командование.
  • Все привилегии, премии, поощрения и награды, которых удостаиваются как педагоги, так и воспитанники коллектива, обязательно делятся на всех. Наказания и штрафы — тоже.
  • Воспитание общих для высоконравственных личностей качеств характера осуществляется педагогами во время уроков и воспитательных мероприятий, работа же с особенностями каждого воспитанника ведется строго индивидуально и постоянно: в разговорах, беседах, переписке. «Для меня было ясно, что очень многие детали в человеческой личности и в человеческом поведении можно было сделать на прессах, просто штамповать в стандартном порядке, но для этого нужна особенно тонкая работа самих штампов, требующих скрупулезной осторожности и точности. Другие детали требовали, напротив, индивидуальной обработки в руках высококвалифицированного мастера, человека с золотыми руками и острым глазом» — писал Макаренко.
  • Детский коллектив должен управляться самими детьми. Внутреннее самоуправление, настроенное под руководством педагогов и эффективно работающее даже в отсутствие взрослых — залог настоящего, а не показного исправления сложных ребят.

Еще при жизни Макаренко его педагогической системой всерьез заинтересовалась заграница: между прочим, современные копроративные культуры западных компаний строятся на принципах нашего педагога. На Родине же Антона Семеновича не жаловали: его лично не любила и не понимала Надежда Крупская, и посему воспитателя-новатора с удовольствием шельмовали и склоняли и в газетах, и на партсобраниях. Зато Макаренко высоко ценил Горький, и поэтому ему все-таки позволяли и работать, и публиковаться.

Но главное — ни один из учеников Антона Семеновича после выхода из колонии не вернулся на преступную стезю. Ни один. Из тысяч. Представляете?

В 1988 году ЮНЕСКО назвала имена четырех педагогов, определивших лицо современной педагогики. Это Джон Дьюи, Георг Кершенштейнер, Мария Монтессори и Антон Макаренко. 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх