Последние комментарии

  • Сергей Мухлынин10 декабря, 22:55
    Какого цвета мразь? Бывает чёрная, как смоль Фашистская, бандеровская сволочь. Бывает ряженная мразь, прикинувшись од...«Какого цвета грязь?»
  • Геннадий Исаков10 декабря, 19:31
    Какая-то мерзость. Одному преступнику, угробившему нашу державу, Путин возвел мемориал, а этому предателю, ненавистни...Путин поучаствует в церемонии открытия памятника Солженицыну в Москве
  • Николай Иванович Томилов10 декабря, 19:14
    Что Россия уже ОФИЦИАЛЬНО становится страною ПРЕДАТЕЛЕЙ, подонков,  МРАЗЕЙ... Напишу-ка патриарху КИРИЛЛУ, святейшему...Путин поучаствует в церемонии открытия памятника Солженицыну в Москве

Книги для взрослых. Насилие, курение и криминал в школьной программе

АиФ.ru изучил русскую классику с точки зрения закона «О защите детей».

Совсем недавно в Москве произошёл нелепый случай, когда 15-летнему подростку в магазине отказались продать книгу Виктора Гюго «Человек, который смеётся», поскольку на ней стояла маркировка издательства «16+». Возможно, многие бы не обратили внимания на этот инцидент, если бы роман французского классика не входил в список внеклассного чтения, заданного ученику на лето.

С 2012 года в России действует Федеральный Закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», согласно которому издательства должны маркировать всю книжную продукцию. Возрастных ограничений избегают лишь произведения, «имеющие значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества», но вот списка, что считать классикой, не существует - поэтому и возникают проблемы.

АиФ.ru решил взглянуть на школьную программу с точки зрения Федерального Закона № 436. Если опустить, что перед нами произведения, имеющие культурную ценность, можно удивиться, насколько «опасна» для детей русская классика.

А.С. Пушкин «Пиковая дама»

Пожалуй, самым популярным случаем «нарушения» закона «О защите детей» в классической литературе является «описание жестокости или насилия без натуралистического показа процесса лишения жизни или нанесения увечий». К этой формулировке можно «подтянуть» практически любое произведение. Так, например, повесть Александра Пушкина «Пиковая дама», которая входит в обязательную школьную программу 9 класса, на самом деле должны проходить значительно позже. В книге есть знаменитая сцена насилия, когда Германн угрожает старой графине пистолетом, заставляя рассказать ему тайну: «Перестаньте ребячиться, — сказал Германн, взяв её руку. — Спрашиваю в последний раз: хотите ли назначить мне ваши три карты? — да или нет?», - после чего старуха падает замертво. Более того, в повести подробно описываются карточные игры, что можно расценить как «информацию, побуждающую к участию в азартных играх», а это уже запрещено читать детям младше 12 лет.

<a href=Книги. Школьная программа, Пиковая дама" width="100%" />

Н. В. Гоголь «Тарас Бульба»

Во всех российских общеобразовательных школах 8-классники проходят повесть Николая Гоголя «Тарас Бульба», которая изобилует сценами жестокости и насилия, запрещёнными для чтения 14-летними подростками. Чего только стоит убийство Тарасом собственного сына Андрия: «Остановился сыноубийца и глядел долго на бездыханный труп. Он был и мёртвый прекрасен». Более того, дети до 16-ти не должны встречать в литературе бранных слов, и речь идёт не о нецензурной брани, которая вообще ограничена знаком «18+». В повести же Гоголя казаки не стесняются в выражениях и могут позволить себе крепкое словцо: «Врёшь ты, чёртов сын! – сказал Бульба. – Сам ты собака!».

Книги. Школьная программа. Тарас Бульба

Н.В. Гоголь «Мёртвые души»

В «Мёртвых душах» Николай Гоголь знакомит читателей с целой галереей неоднозначных персонажей. Но если забыть о художественной ценности этого произведения и обратить внимание на закон «О защите детей», можно смело сказать, что роман классика нельзя читать до 16 лет, так как в книге содержится описание табачных изделий, употребление которых не осуждается автором. Гоголь в «Мёртвых душах» отводит много места «яду» в доме помещика Манилова: «… но больше всего было табаку. Он был в разных видах: в картузах и в табачнице, и, наконец, насыпан был просто кучею на столе. На обоих окнах тоже помещены были горки выбитой из трубки золы, расставленные не без старания очень красивыми рядками». Но и это ещё не всё, Манилов читает Чичикову лекцию о пользе трубочного курения в сравнении с нюханием табака, а такое детям до 16 лет читать тем более читать не рекомендуется...

Книги. Школьная программа. Мертвые души

И.С.Тургенев «Отцы и дети»

В романе «Отцы и дети», который проходят в 10 классе, Иван Тургенев с явной симпатией описывает отставного военного лекаря - отца Евгения Базарова - с трубкой в дрожащих от волнения руках. Более того, в книге содержатся сцены женского курения: «Евдоксия свернула папироску своими побуревшими от табаку пальцами, провела по ней языком, пососала её и закурила». Также опасным для детей может оказаться описание болезни и смерти знаменитого нигилиста. Согласно закону, дети до 16 лет должны быть ограждены от «изображения или описания заболевания, смерти без натуралистического показа их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику». Тургенев же описывает смерть больного тифом крестьянина, затем недомогание Базарова, заразившегося страшной болезнью, «зловещие красные пятна» на его теле, смерть и страдания родителей.

Книги. Школьная программа, Отцы и дети

Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание»

Многие согласятся, что произведения Фёдора Достоевского трудны для детского восприятия. Самый знаменитый роман классика «Преступление и наказание» школьники изучают в 10 классе, когда многие из них ещё не готовы к восприятию психологического, философского и религиозного подтекста книги. Согласно же закону 16-летние дети и вовсе не должны встречаться с подобными «ужасами». В романе Достоевского в деталях описано убийство старухи: читатель узнаёт, как именно Раскольников нанёс смертельный удар процентщице, как хлынула кровь из её головы, и как в судороге исказилось её лицо. Второе убийство, совершённое героем, описано Достоевским менее подробно, но натуралистичности хватает и в нём: «Удар пришелся прямо по черепу, острием, и сразу прорубил всю верхнюю часть лба, почти до темени». Выходит, что одно из сокровищ русской литературы – «Преступление и наказание» - не подходит для чтения на уроках, его можно открыть только после окончания школы.

Книги. Школьная программа. Преступление и наказание