Предки нас бы не поняли: Какие старинные русские выражения мы исковеркали, сами о том не подозревая

Чтобы правильно употребить выражение, нужно заглянуть в историю?/Фото:tayni-veka.ru

Русский язык очень богат на поговорки, устойчивые выражения, пословицы и мы не скупимся на них в повседневной жизни. Однако мы не всегда задумываемся, правильно ли употребляем те или иные идиомы, а зря. Ведь, если изучить их историю, можно узнать очень любопытные вещи. Оказывается, многие из привычных нам выражений у наших далеких предков имели совсем другой смысл.

 

Остаться с носом

Сейчас это выражение означает, что человека проучили по заслугам: мол, он хотел кого-то перехитрить или что-то заполучить, но ничего не вышло.

Изначально смысл пословицы был не таким язвительным и выражение не относилось к хитрому человеку. «Носом» в Древней Руси называли подношение, а точнее, взятку (от слова – «носить»). 

«Передняя частного пристава накануне большого праздника»./ Худ. Павел Федотов

«Передняя частного пристава накануне большого праздника»./ Худ. Павел Федотов



При решении какого-то долгого дела в суде или в учреждении простой человек приносил влиятельному чину взятку, и если тот ее брал – это, естественно, подразумевало большую надежду на успешное и быстрое разрешение дела. Если же отказывался, то это означало, что дела оставшегося «с носом» плохи и надежды совсем нет.

Работать спустя рукава

Сейчас так говорят про человека, который халтурит или работает, не стараясь. На самом деле фразеологизм родился еще в допетровской Руси и его вовсе не сразу стали применять относительно к нерадивым работникам. Богатые, знатные бояре и боярыни носили одежду с очень длинными рукавами. Чем длиннее рукав – тем важнее особа. 

Знатные бояре в живописи (Худ. М.Курбатова) /Фото: kultpro.ru

Знатные бояре в живописи (Худ. М.Курбатова) /Фото: kultpro.ru



Естественно, обладатели таких рукавов по своему статусу не делали никакой грубой физической работы – на то у них были другие люди. А для того, чтобы выполнять какие-то бытовые действия, они высовывали руки через специальные прорези, имевшиеся в длинных рукавах. Так что выражение «работать спустя рукава» означало то, что человек чурается физической работы и слишком много о себе возомнил. 

Он в этом деле собаку съел

За многие десятилетия у этого выражения в полном смысле потерялся хвост, потому что изначально наши предки говорили так: «Собаку-то съел, а хвостом подавился». Имелось в виду то, что человек слишком самонадеян. Например, думал, что справится с работой, но она оказалась ему не по силам. Или же кто-то решил кого-то перехитрить, а в итоге сам остался в дураках. Сейчас же расхожее «собаку съел» означает, что человек – настоящий профи и имеет большой опыт в данном деле.

Если ты съел собаку, тут гордиться не чем. /Фото:theproverbs.info

Если ты съел собаку, тут гордиться не чем. /Фото:theproverbs.info



Не в своей тарелке

Французское выражение «n'etre dans son assiette», которое дословно можно перевести, как «в чужой тарелке» означало то, что человек находится в неприятном, незавидном положении. Слово «тарелка» не искушенные в тонкостях французского языка люди переводили и употребляли дословно, а не в переносном значении. Отсюда немножко изменился смысл выражения и в наше время он, как известно, таков: если человек не в своей тарелке – значит, ему не по себе, обстановка для него некомфортная.

Первый блин комом

Когда мы говорим: «Первый блин комом», то это означает, что в любом новом деле ничего с первого раза не получится, и в принципе это не страшно. Сейчас не вышло – значит, получится потом, с опытом. Принято считать, что это можно сравнить с выпечкой блинов: мол, первый обязательно у хозяйки выходит плохоньким. На самом же деле в данном выражении со временем поменялась одна буква, и произносилось оно так: «Первый блин – комАм». У этой поговорки даже есть длинное стихотворное продолжение: «Первый блин — комам, второй — знакомым, третий – родне, а четвертый — мне».

 
Первый блин – медведю. И только четвертый – себе. /Фото:tayni-veka.ru

Первый блин – медведю. И только четвертый – себе. /Фото:tayni-veka.ru



А «комами» наши далекие предки-славяне называли медведей. У этого зверя во времена язычества на Руси вообще было много прозвищ – например, «берсек», «рыкарь», «хозяин», и, конечно, известный по сказкам «косолапый». А еще в дохристианские времена существовал праздник Комоедица, который был посвящен весеннему выгулу скота. В это день было принято готовить блюдо, которое называли «ком», а представляло оно собой толченый горох. Этой густой «кашей» угощали гостей. В праздник по дворам ходили скоморохи, которые часто водили с собой для потехи дрессированных медведей. Поэтому мишек и называли «комами». Ну а первый блин впоследствии было принято отдавать именно ряженым гостям.

За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь

Здесь тоже со временем выпало одно слово. На самом деле на Руси охотники говорили так: «За двумя зайцами погонишься – не поймаешь ни одного кабана». 

Зачем какие-то зайцы, если есть целый кабан? /Фото:nsportal.ru

Зачем какие-то зайцы, если есть целый кабан? /Фото:nsportal.ru



Иными словам, если сейчас эта пословица учит нас концентрироваться на одном деле, а не браться за два одновременно (мол, на двух стульях сразу не усидишь), то изначально она подразумевала: «Если у тебя есть большая и серьезная цель, не растрачивай себя на посторонние мелочи».

Пьяному море по колено

Выражение «Пьяному море по колено» для любителя заложить за воротник звучит совсем не обидно, а, скорее, просто предостерегает от излишней самонадеянности. Мол, горячительный напиток прибавляет смелости, но нужно трезво оценивать свои возможности. Однако в своем первозданном варианте это звучало совсем не так снисходительно, а выражало презрение: «Пьяному море по колено, а лужа – по уши». 

К пьяницам на Руси всегда относились презрительно. /Фото:caricatura.ru

К пьяницам на Руси всегда относились презрительно. /Фото:caricatura.ru



Гол – как сокол

«Гол как сокол, а остер, как бритва» – именно так говорили наши далекие предки на Руси. Словом «сокОл» называли тяжелое таранное орудие типа бревна, которым русские воины разрушали вражеские стены. А еще раньше это идиоматическое выражение звучало так: «Гол как сокол, а остер, как топор». И тот, и другой вариант означал, что человек хотя и беден (гол, как обтесанное бревно), но хитер и смекалист. Как пример – солдат из известной русской сказки «Каша из топора». Впрочем, обозначения такого проныры пока еще осталось второе аналогичное выражение: «Голь на выдумки хитра».

Делу – время, потехе – час

Сейчас мы так говорим, когда хотим подчеркнуть первостепенность какой-то работы: мол, чтобы позволить себе передохнуть, нужно сначала хорошенько потрудиться. На Руси отдыхать любили и поэтому много-много лет назад эта поговорка звучала так: «И делу время, и потехе час», что приобретало в принципе противоположный смысл: «Помни о работе, но и об отдыхе и веселье не забывай».

«Гулянье в Марьиной Роще». /Картина худ. В.Астрахова, 1852 год.

«Гулянье в Марьиной Роще». /Картина худ. В.Астрахова, 1852 год.



Текст: Анна Белова

Источник ➝

Если бы он меня понял, то спас бы: Жорж Санд и Проспер Мериме

Если бы он меня понял, то спас бы: Жорж Санд и Проспер Мериме

Жорж Санд  независимая, умная, безгранично свободная, поражающая мрачным блеском своих глаз писательница притягивала внимание мужчин, хотя сама говорила про себя, что в юности обещала стать красавицей, но обещания не сдержала.

Проспер Мериме добивался ее благосклонности несколько месяцев. Ему казалось, что это будет красиво: он  великий французский писатель, она  великая французская писательница с довольно скандальной репутацией, с которой дружат оба Дюма, Бальзак, Густав Флобер.

В тот год Жорж Санд часто ходила в мужском костюме.

Эту привычку она взяла еще в юности, когда, уехав с маленькой дочкой в Париж от мужа-жлоба, экономила на туалетах, сама стирала и готовила и только начинала заниматься литературой. Стесненные финансовые обстоятельства не мешали выглядеть ей невероятно круто: мужской костюм, длинное серое пальто, которое было тогда на пике моды, круглая шляпа… Париж ее заметил. И даже на пике славы она часто носила мужской костюм.

Сильный и сильная

… Ей тоже казалось, что у них может что-нибудь получится. Честно говоря, Жорж начала уставать от слабеньких, капризных мужчин, которые искали в ней больше няньку, чем возлюбленную. Мериме казался сильным, и он был достаточно умным: ей казалось, что он сможет ее понять и стать ей другом. Она откровенно говорила с ним обо всем, что ее волновало: о том, как сложно женщине оставаться собой и постоянно сопротивляться прессингу общества, о литературе, о дочери. Это был долгий, изящный и откровенный монолог. Проспер Мериме выслушал ее и громко рассмеялся. Честно говоря, он видел, что Жорж Санд ждет от него понимания и поддержки, но считал, что должен соответствовать своей репутации холодного циника. Я могу дружить с женщиной, сказал он, но только при одном условии, вы меня понимаете? А все остальное  литература. Это было обидное разочарование, но Жорж Санд уже привыкла, что многого от мужчин ждать не стоит. Она усмехнулась и сказала:

 
— Хорошо, я согласна; пусть будет так, как вы хотите, раз это вам доставляет удовольствие. Что же касается меня, то предупреждаю вас: я абсолютно уверена, что не получу никакого.

Слабый и слабая

В ее квартиру они поднялись  оба — в плохом настроении. Ужинали молча, избегали смотреть друг другу в глаза. Жорж Санд хотела выглядеть раскованно и чуть ли не на глазах Мериме переоделась в халат. Презрительно указала ему на кровать. Мериме быстро, по солдатски разделся. И — это было ужасно. Мериме ожидал, что окажется в постели с раскованной, пусть и надменной женщиной, а она была застенчивой и робкой. Они не могли быть нежными из-за своих масок, и не знали, что делать. Мериме, глубоко уязвленный тем, что женщина видела его растерянным и ранимым, сказал что-то злое про то, что она начисто лишена стыдливости, и ушел.

Парижские сплетни

Конечно, ей было плохо, но она решила, что сможет это пережить. Утром Жорж Санд зашла на кофе к своей подруге, любовнице Александра Дюма, актрисе Мари Дюваль и рассказала эту историю. Мари пересказала ее Дюма, немного приукрасив. Ну а уж тот, знаменитый болтун, растрепал всем Парижу:

«Вчера у Жорж Санд был Проспер Мериме. Как мужчина — немного стоит».

Больше они не общались. У Жорж Санд начался роман с очередным «мальчуганом», который пытался к ней усыновиться. Она жалела, что с Мериме все вышло вот так:

«Если бы Проспер Мериме меня понял, может быть, он полюбил бы меня; если бы он полюбил, он меня бы подчинил себе; а если бы я смогла подчиниться мужчине, я была бы спасена, ибо свобода гложет и убивает меня».

Популярное в

))}
Loading...
наверх