20+ фактов о гениальных писателях, которым весь мир благодарен за Остапа Бендера

Невозможно не хохотать над «12 стульями» и «Золотым теленком», так метко и ярко они написаны. Романы получили блестящие экранизации, а цитаты из них ушли в народ. Все знают, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, а всю контрабанду делают в Одессе, на Малой Арнаутской улице. Но не все знают, что у «12 стульев» должен был быть третий автор, а идея стоила Ильфу и Петрову золотого портсигара, не говоря уже о других фактах.

Чтобы исправить ситуацию, литератор Вэл Щербак рассказала кое-что об Ильфе и Петрове в своем треде, которым мы решили поделиться с вами, немного дополнив его.

20+ фактов о гениальных писателях, которым весь мир благодарен за Остапа Бендера

© Елеазар Лангман / Wikimedia Commons  

  • Если четко и с первого раза произнести настоящее имя Ильи Ильфа, можно выиграть в лотерею.
    Его звали Иехиел-Лейб Арьевич Файнзильберг. До революции кем только не работал: в чертежном бюро, на телефонной станции и даже на военном заводе.
  • Евгения Петрова тоже звали вовсе не так, точнее не совсем так. Он вовсе не Петров, а Катаев - младший брат Валентина Катаева, автора знаменитой повести "Белеет парус одинокий" и других произведений. Слава брата и стала причиной, по которой Евгений взял псевдоним.
  • В 1921 году Евгений работал в уголовном розыске. Писатель вспоминал с иронией, что его первым литературным произведением был «протокол осмотра трупа неизвестного мужчины».
  • Ильф и Петров познакомились в 1925 году. Сначала они вместе сочиняли фельетоны для журнала «Смехач» и газеты «Гудок».

20+ фактов о гениальных писателях, которым весь мир благодарен за Остапа Бендера

© "12 стульев" / творческое объединение «Экран»  

 
  • Ядовитый, как химическая лаборатория, роскошный, как царские меха, и разнообразный, как энциклопедия, роман «12 стульев» вышел в 1928 году. Плутовской роман о похождениях обворожительного мошенника Остапа Бендера сразу прославился и сделал творческих братьев классиками.
  • Идею романа подарил Ильфу и Петрову Валентин Катаев. Когда молодые журналисты вернулись из долгой командировки, Валентин, решивший попробовать себя в роли «советского Дюма-отца», предложил им идею книги: «Стулья. Представьте себе, в одном из стульев запрятаны деньги. Их надо найти».
  • Предполагалось, что Ильф и Петров напишут текст, потом мэтр Катаев дошлифует его — и книга будет опубликована за авторством всех троих.
  • Позже Валентин вспоминал, что после эпизода с идеей уехал в отпуск и на все телеграммы с вопросами по сюжету предлагал Ильфу и Петрову думать самим. Когда же вернулся, первая часть была готова и правок не требовала, так что Катаев попросил, чтобы ему как автору идеи посвятили роман и подарили золотой портсигар с первого гонорара за роман. Оба условия были выполнены.

20+ фактов о гениальных писателях, которым весь мир благодарен за Остапа Бендера

© Елеазар Лангман / Wikimedia Commons   © Елеазар Лангман / Wikimedia Commons  

  • Пока писались «12 стульев», у Ильфа и Петрова выработался особый стиль общения. Они обсуждали каждую фразу, каждое слово, иногда подолгу спорили, но не писали, пока оба не оставались довольны формулировкой. Дополнительная сложность была в том, что Ильф считал: слова, которые они придумывают одновременно, брать нельзя, потому что они слишком «близко лежат», чересчур очевидны.
  • Писали они в редакции газеты «Гудок». Законченная рукопись в специальной папке поехала домой к Ильфу на санках.
  • Следом, через несколько лет, был написан «Золотой теленок», в котором зарезанный в «12 стульях» Бендер оживает, как Шерлок Холмс, чтобы вновь заставить читателей умирать со смеху. «Золотой теленок» — более драматичная вещь. Там меньше иронии, но больше сарказма и философских излучин.
  • Его рукопись будет лежать в похожей папке, но с подписью «Дело № 2». На этой папке будут написаны и возможные варианты названия: «Буренушка», «Златый телец», «Телята», «Телушка-полушка», «Великий комбинатор».
  • Изменения коснулись не только названия: в первоначальном сюжете Остап бросает авантюры и женится на Зосе Синицкой. Правки были внесены, когда роман уже начал выходить в журнале «30 дней».
  • Ильф и Петров всерьез обсуждали третью книгу о Бендере: «Остап мог бы и сейчас пройти всю страну, давая концерты граммофонных пластинок». Но продолжение не появилось, потому что соавторы не придумали убедительный и при этом свежий, без самоповторов сюжет.
 

20+ фактов о гениальных писателях, которым весь мир благодарен за Остапа Бендера

© «Золотой телёнок» / Central Partnership  

  • Евгений обладал прекрасным музыкальным слухом, играл на рояле и во взрослом возрасте даже хотел стать дирижером.
  • Широко известная история про мистический конверт из Новой Зеландии, якобы полученный Евгением Петровым, — выдумка, которая никак не подтверждена. Близкие писателя не упоминают о ней, да и города, и адреса такого никогда не существовало.
  • Ильф, Петров и Катаев все-таки написали совместное произведение — пьесу «Под куполом цирка», которую потом превратили в сценарий фильма «Цирк», главную роль в котором исполнила Любовь Орлова. Позднее сценаристы попросили убрать свои фамилии из титров, потому что режиссер сильно переделал сценарий. Это был первый такой случай в СССР.

20+ фактов о гениальных писателях, которым весь мир благодарен за Остапа Бендера

© Илья Ильф / Wikimedia Commons  

Евгений Петров и жена Ильфа за роялем. Москва, Соймоновский проезд. Фото сделано не позднее 1937 года.

  • В 1935 году творческих братьев выпустили (!) за границу. Они поехали в вояж по США, чтобы написать об этом очерковые записки, которые выйдут под названием «Одноэтажная Америка».
  • Несмотря на название книги, путешествие соавторов началось в Нью-Йорке, где они жили на 27-м этаже отеля «Шелтон».
  • Разумеется, писатели были в шоке от Америки. Дороги, бытовая техника, множество авто, развитое производство. Кстати, там они познакомились с Генри Фордом, описав его энергичным замечательным стариком.
 
  • За время поездки по США они проехали 16 тыс. км, порыбачили с Эрнестом Хемингуэем и встретились с будущим лауреатом Пулитцеровской премии и автором романа «Нефть» Эптоном Синклером. Синклер сказал, что «никогда так не смеялся, как читая „Золотого теленка“».
  • В Голливуде они познакомились с режиссером Майлстоуном, для которого за 5 дней написали сценарий экранизации «12 стульев» и получили гонорар в $ 600.

20+ фактов о гениальных писателях, которым весь мир благодарен за Остапа Бендера

© Илья Ильф / Wikimedia Commons  

«Дорогой Марусик, утром уехал из Гранд-Каньона и целый день ехал по горной пустыне. Так хорошо в этой разноцветной пустыне, как нигде. Лучшего не видел еще никогда.
Твой и Сашенькин Иля».

Илья Ильф

Аризонская пустыня, сфотографированная Ильей Ильфом в 1935 году.

  • Собственно, книгу соавторы писали, уже вернувшись в СССР: они заранее составили ее план и разделили главы пополам. Ильф творил на импортной печатной машинке, Петров — по привычке от руки.
  • Любопытно, что вы никогда не догадаетесь, какие главы писал Ильф, а какие — Петров. К этому времени авторы настолько срослись, что даже стилистика их сделалась похожей.
  • «Одноэтажная Америка» была очень тепло принята в США. Единственное, что омрачило этот успех: несмотря на протесты Евгения Петрова и переводчика Чарльза Маламута, название книги изменили на «Маленькую золотую Америку». Издатель решил, что это напомнит читателям о предыдущей книге Ильфа и Петрова, «Золотом теленке».
 

20+ фактов о гениальных писателях, которым весь мир благодарен за Остапа Бендера

© Илья Ильф / Wikimedia Commons  

«Эту картинку хотелось бы подписать так: „Вот это и есть Америка!“»

Илья Ильф. "Огонек"
  • Еще во время путешествия у Ильи Ильфа обострился туберкулез. (И чего туберкулезникам не сиделось дома? Чехова понесло на Сахалин, этого — за океан.) Вскоре после возвращения он умер. Евгений Петров, простившись с другом, со скорбью отметил, что побывал на собственных похоронах.
  • Петров пережил брата всего на несколько лет. В 1942 году пришел к поэту Симонову занять непромокаемый плащ для фронтовой командировки. Уходя, пошутил: «Или не ждите никого, или ждите нас обоих». Самолет, на котором летел Евгений Петрович, упал.
  • Версий о том, почему это случилось, несколько. Другой пассажир рассказывал, что Петров отвлек разговором пилота, тот не заметил холм. Валентин Катаев заявил, что самолет уходил от мессершмиттов, а дочь Ильи Ильфа — что пилоту понравилось пугать коров тенью низко летящего самолета и он переборщил со снижением.
  • В Одессе есть памятник Ильфу и Петрову — в виде стула на постаменте с табличкой «Площадь имени Остапа Бендера».
  • Памятник из экранизации Леонида Гайдая вымышлен, на самом деле он не существовал.
  • В этом фильме Остапа Бендера сыграл Арчил Гомиашвили. При этом на роль пробовались Владимир Высоцкий, Евгений Евстигнеев, Спартак Мишулин и даже Муслим Магомаев.

20+ фактов о гениальных писателях, которым весь мир благодарен за Остапа Бендера

© Tanya.K. / Flickr  

Что вы посоветовали бы почитать поклонникам Ильфа и Петрова?

Источник ➝

Длинное письмо одной женщине: загадка Константина Паустовского

«Жизнь представляется теперь, когда удалось кое-как вспомнить ее, цепью грубых и утомительных ошибок. В них виноват один только я. Я не умел жить, любить, даже работать. Я растратил свой талант на бесплодных выдумках, пытался втиснуть их в жизнь, но из этого ничего не получилось, кроме мучений и обмана. Этим я оттолкнул от себя прекрасных людей, которые могли бы дать мне много счастья.

Сознание вины перед другими легло на меня всей своей страшной тяжестью. На примере моей жизни можно проверить тот простой закон, что выходить из границ реального опасно и нелепо», — писал Константин Паустовский в своей «Последней главе».

Хатидже

Когда началась первая мировая война, Константин Паустовский, как младший сын в семье, был освобожден от призыва. Но сидеть на университетских лекциях было ему невыносимо, и только в Москве стали формировать тыловые санитарные поезда, Паустовский поступил в один из них санитаром. Так он встретил свою первую жену, сестру милосердия Екатерину Загорскую, Хатидже. Имя Хатидже ей дали крымские татарки, когда она однажды летом жила в татарском селе на берегу моря. Так переводится на татарский русское имя Екатерина.

«…её люблю больше мамы, больше себя… Хатидже — это порыв, грань божественного, радость, тоска, болезнь, небывалые достижения и мучения», — писал Паустовский.
 
Константин Паустовский в молодости
Константин Паустовский в молодости
 

В 1916 году они обвенчались в рязанской церкви, где когда-то был священником отец невесты. Паустовский уже тогда понимал, что он писатель. В молодости судьба изрядно его помотала: после войны он занимался в Москве репортерской работой, несколько раз слышал, как выступает Ленин. Уехал в Киев, был последовательно мобилизован в петлюровскую, а затем Красную Армию, оказался в Одесе, где в те годы жили и работали Ильф, Катаев, Бабель, Багрицкий и другие прекрасные молодые писатели, вернулся в Москву. Все это время жизнь Паустовского и его Хатидже была подчинена одной цели — все должны узнать, как он талантлив, его книги должны выйти… Екатерина была музой писателя, его товарищем, матерью его сына Вадима.

«Отец всегда был скорее склонен к рефлексии, к созерцательному восприятию жизни. Мама, напротив, была человеком большой энергии и настойчивости <…>.

Брак был прочен, пока все было подчинено основной цели — литературному творчеству отца. Когда это наконец стало реальностью, сказалось напряжение трудных лет, оба устали, тем более что мама тоже была человеком со своими творческими планами и стремлениями.

К тому же, откровенно говоря, отец не был таким уж хорошим семьянином, несмотря на внешнюю покладистость. Многое накопилось, и многое обоим приходилось подавлять. Словом, если супруги, ценящие друг друга, все же расстаются, — для этого всегда есть веские причины», — написал Вадим много лет спустя.

Валерия

В 1936 году Паустовский и Екатерина развелись. За два года до этого в их отношениях появилась нервность и напряженность, когда быть врозь еще невозможно, а вместе — уже невыносимо. Вадима отослали из этого безумия в отличную лесную школу. Среду прочего он, левша, должен был по правилам того времени переучиться там на правшу. В школе Вадим подружился с сыном известного ботаника Сережей Навашиным. Однажды на какой-то праздник к мальчикам одновременно приехали их родители. Все друг друга узнали: мамой Сережи оказалась женщина, которой Паустовский был остро и увлечен в 1923 году в Тифлисе. То чувство обрушилось на него, женатого человека, как ураган, но быстро прошло, и он писал жене в деревню, что он «освободился полностью», «все исчерпано», потому что «пережито литературно».

И вот — удивительная новая встреча…

Константин Паустовский и Валерия Навашина
Константин Паустовский и Валерия Навашина

Навашины тоже переживали кризис — ученый собирался уходить из семьи к другой женщине. Паустовский, со свой свойственной ему рефлексией два года колебался и мучился.

«То у него на волоске висел старый брак, то новый», — вспоминал Вадим.

Но тут уже сама Хатидже потребовала от писателя решительных действий. И он ушел к Валерии Валишевской.

Со второй женой у писателя тоже была большая любовь.

«Звэра, Звэра — ты очень любимая пискунья, — ты даже не знаешь, как тебя любят — очень-очень». «Целую крепко, обнимаю, в Москве — не шуруй, будь осторожна, не волнуйся из-за дур». «Звэрунья, лапчатый зверь, твое рязанское письмо до сих пор не пришло», — писал он ей в письмах.

Таня

Константин Паустовский и Татьяна Арбузова с сыном
Константин Паустовский и Татьяна Арбузова с сыном
 
 

Сильная любовь к Валерии не была долгой. В 1939 году он познакомился с Татьяной, женой драматурга Арбузова, актрисой театра Мейерхольда. Паустовский пришел — строгий пробор в прическе, застегнут на все пуговицы. Татьяне он сразу не понравился, а Татьяна ему — очень. Писатель стал присылать ей букеты, по одному в день.

Потом судьба пересекла их в эвакуации, во время второй мировой войны. Паустовский приехал с фронта в Чистополь к своей жене Валерии и ее сыну Сереже, чтобы увезти их в Алма-Ату. По совпадению Татьяна с ее дочерью оказалась там, их он взял в Алма-Ату тоже.

Валишевская три года не давала писателю развод, и в обмен на свободу он оставил ей квартиру и писательскую дачу в Переделкине. Долгое время он жил со своей новой семьей в 14-метровой комнате: он, Татьяна, дочь Татьяны и ее общий с Паустовским сын Алеша. Теснота и неустроенность не печалили Константина Георгиевича, он снова переживал огромную, безумную любовь, какой еще не видел свет.

«Нежность, единственный мой человек, клянусь жизнью, что такой любви (без хвастовства) не было еще на свете. Не было и не будет, вся остальная любовь — чепуха и бред. Пусть спокойно и счастливо бьется твое сердце, мое сердце! Мы все будем счастливы, все! Я знаю и верю», — писал он Татьяне.

Марлен Дитрих

Марлен Дитрих
Марлен Дитрих

Уже в 1964 году Паустовский встретился с Марлен Дитрих. Она прилетела в Советский Союз и первым же делом, еще в аэропорту спросила журналистов про Паустовского. Он был любимым писателем великой актрисы. Однажды она прочла его рассказ «Телеграмма» в интересном издании: русский текст, а рядом — перевод на английский. Для нее это было как удар молнии. Актриса искала другие книги писателя, изданные на английском, но не могла найти. Поэтому в СССР она летела с надеждой встретиться с Константином Георгиевичем. А он как раз лежал в больнице после инфаркта. И когда он, больной и почти совсем слепой, все-таки пришел на один из ее концертов и поднялся на сцену, Марлен опустилась перед ним на колени.

«Я не уверена, что он известен в Америке, но однажды его «откроют». В своих описаниях он напоминает Гамсуна. Он — лучший из тех русских писателей, кого я знаю. Я встретила его слишком поздно», — говорила актриса.

Бесконечное письмо

Когда Константин Паустовский умер, его сыну Вадиму попали в руки письма к одной женщине, последней возлюбленной писателя — он набрасывал их, работая над своей последней книгой. И они ужасно напоминали те письма, которые в своей далекой юности он писал невесте Кате, Хатидже. Те же слова, те же обороты, те же интонации…

«Именно тогда мне и пришло в голову, что, по существу, он был однолюбом, что все браки и увлечения только дополняли и развивали друг друга, что состояние влюбленности было необходимым условием успешной творческой работы. Он им очень дорожил и, может быть, даже провоцировал его», — вспоминал Вадим.

Ведь не зря герои книг Паустовского писали своим возлюбленным точно такие письма, как автор — своим. Константин Георгиевич писал жизнь и жил в книгах, он «выходил из границ реального», о чем потом жалел. Но для него, гениального романтика, другого пути, видимо, просто не было.

Один исследователь жизни и творчества Константина Паустовского как-то признался Вадиму, что он очень боится: в собрании сочинений писателя будут опубликованы письма ко всем его женам и возлюбленным: «Ведь это будет как письма к одной женщине».

«Не вижу в этом ничего страшного, — ответил Вадим. — Именно потому что это — как письма к одной женщине…».

Популярное в

))}
Loading...
наверх