Свежие комментарии

  • Владимир Eвтушенко
    Какими бы не были современные американские негры, они прежде всего негры с их генетической ленью.И плевать им на ...«Свободное владен...
  • Елена
    Еще, там упоминалось о белых жеребцах-производителях, которые были ответственны за пополнение чел.мяса на столе верхо...«Свободное владен...
  • Юрий Латов
    Что ж, Хайнлайн действительно любил экспериментировать. Какими бы не были современные американские негры, они все так...«Свободное владен...

Как уничтожить русского ходока в прошлое

Никто и не знает, а ведь у меня вышел научно-фантастический роман «Грани сна», о том, как парень, живущий в годы первых пятилеток, время от времени попадает в прошлое, а вернувшись, обнаруживает изменения. Их устраивают английские темпоральные шпионы. Попутно они там ловят всех русских «ходоков» в прошлое. Ниже – главка о том, как шпионы, «вернувшиеся с холода», рассказывают о своих приключениях начальству. (Ссылка, где найти роман, внизу.)

Как уничтожить русского ходока в прошлое

Оксфорд, 2057 год

Неизвестно, кто «слил» прессе информацию, что генерал Френч вернулся в Англию. С ночи вольные журналисты и сотрудники телевизионных и сетевых информагентств со своими автобусами собралась у лондонского дома, где жил генерал с семьёй. Ни они, ни семья представить себе не могли, что «найденный генерал», а на деле о. Мелехций, даже не знает, что имеет семью и апартаменты в престижном районе столицы.

К утру пронёсся слух, что генерала видели в Оксфорде, и колонны машин с журналистами заполонили дорогу в сторону этого города. По его улицам рыскали, заглядывая во все подворотни и окна, целые толпы любопытствующих.

Чтобы попасть в сверхсекретную лабораторию РР незамеченным, премьеру пришлось наклеить фальшивую бороду, а в путь он отправился на частной машине, принадлежащей Деборе Пэм.

Министр иностранных дел, по ведомству которого официально числилась лаборатория, также ехал туда со всеми мерами предосторожности.

Их машины въехали на территорию объекта, и далее во внутренний гараж, и лишь тогда – когда никто посторонний не мог бы их увидеть – высокие гости вышли на белый свет. В гараже их встретил директор Биркетт: премьер-министр и министр иностранных дел, конечно, были с ним знакомы.

Биркетт провёл их в здание, а когда вошли в зал, попытался провести процедуру представления друг другу, с одной стороны, полковника Хакета и о. Мелехция, а с другой – вновь прибывших руководителей. Но руководители-то полагали, что они с отцом Мелехцием давно и хорошо знакомы, ошибочно принимая его за генерала Френча! Не слушая Биркетта, премьер сразу ринулся к о. Мелехцию:

– Как я рад, что вы снова с нами, дорогой генерал! – и хотел его приобнять, чем вызвал бурную реакцию протеста:

– Даже не думайте хватать меня руками, незнакомец! Кто вы такой, чёрт возьми?

Пришлось Биркетту завершить процедуру представления их друг другу, объяснив, что Хакет и генерал Френч – вовсе не те, за кого их принимают.

О. Мелехций поведал, что он сбежал из Брюсселя, не желая подставить руководство страны и боясь выдать тайну о проводимых в интересах короны исследованиях в прошлом. А это было неизбежным, поскольку у него память человека другого мира.

Дебора Пэм, которая всё-таки была уже в курсе дела, пересказала своему шефу легенду о матрице памяти виконта, перешедшей в эту реальность из той. Профессор Гуц привёл пример старинного ленточного магнитофона: если на ленту записать новую музыку, то от прежней записи ничего не останется. Хотя из присутствующих никто, кроме Биркетта, ленточного магнитофона в натуре никогда не видел, пример получился убедительным, придав преобразованию, произошедшему с генералом Френчем, некоторую видимость закона природы.

– И что, теперь наш друг сумасшедший? – с тревогой спросил профессора премьер, а потом обратился к министру иностранных дел:

– Боюсь, королю это не понравится.

– Наверняка не понравится! – уверенно сказал услышавший это Хакет. – А кто у нас нынче король?

Ему никто не ответил.

– Что же нам делать с генералом? – страдал премьер. – После всей этой шумихи, да ещё и в его состоянии.

– Скажем, что он заболел. Потерял память, – предложила мисс Дебора.

– Это ещё хуже, чем если бы он просто пропал.

– Ну, сообщим, что теперь он работает в этой лаборатории. А сами незаметно положим его в больницу, вдруг он выздоровеет.

– Нельзя! Об этой лаборатории не знает даже палата представителей! О ней осведомлены только двое в палате лордов. И король, конечно. Вы, Дебора, кому давали клятву о неразглашении?

– Королю, – призналась мисс Пэм. – Простите, я не подумала…

– Господа! – удивился профессор Гуц, изобретатель темпорального колодца. – Но ведь виконт Френч, так же, как и мистер Хакет, вовсе не сумасшедший. Они выполнили свои задания, и вернулись каждый со своей памятью в полном здравии.

– Они могут продолжать работу под моим руководством, – сказал директор Биркетт. – Если сумеют победить свою нетолерантность. А не сумеют – их придётся выгнать.

­– Легко вам рассуждать, Биркетт! – вспылил премьер-министр. – «Выгнать»! А, между прочим, виконт Френч член высшего руководства страны.

– Я, вообще-то тоже не последний парень на этой планете, – осклабился Хакет.

Озадаченный министр иностранных дел спросил его:

– Это ваш доклад я читал?.. Если изложенное там – правда, то результаты вашей работы весьма печальны. – Сказав это, он повернулся к директору Биркетту:

– А виконт чем занимался в своём путешествии?

– Пусть он сам расскажет, – бесстрастно сказал директор. – Я пока не знаю, ведь он ещё не написал отчёта. И я, признаться, в затруднении, как мне просить у него отчёта, ведь генерал не числится в штате моих работников.

Отец Мелехций посмотрел на него, посмотрел на премьер-министра, потом перевёл взгляд на висящий тут же на плечиках генеральский костюм и, вздохнув, сказал:

– Отчёт я, конечно, напишу. И не один. А в тайвинг прежнее руководство отправило меня, потому что наши приборы показали в одной точке пространства/времени сразу трёх русских ходоков.

– Что такое ходоки? – спросил министр иностранных дел.

– «Ходок», это по-русски то, что у нас называется тайвер, – объяснил о. Мелехций. – Итак, приборы показали, что ходоков сразу трое, и это впервые за всё время наблюдения. Такой случай показался нам подозрительным и опасным! Мало ли, о чём они сговорятся. И было решено, что я и молодой Элистер Маккензи отправимся за ними наблюдать.

Отец Мелехций повернулся к профессору Гуцу:

– Профессор, может быть, вы мне объясните одну странность. Туда, в Троки, столицу Великого княжества Литовского, нас забросили с помощью геомагнитного корректора. Но теперь его нет.

– Ничего не могу сказать, – ответил Гуц. – Я о таком приборе не знаю.

– Не отвлекайтесь, – попросил премьер-министр. – Технические подробности вы обсудите без нас. Что там было дальше-то, в княжестве Литовском?

– Сорри... В районе Троки намечался крупный саммит, в связи с желанием князя Витовта стать королём. Меня и Маккензи, используя корректор, отправили туда настолько точно, что стража нас, голых, сразу поймала. К счастью, я хорошо образован в геральдических вопросах, и убедил их, что мы квартирьеры курфюрста Бранденбургского, ограбленные у озера. Они не рискнули нас вешать, а дали какую-то рванину, вывели на дорогу в сторону Бранденбурга, и велели без курфюрста не возвращаться.

– И вы пошли к этому курфюрсту?

– Зачем? Он же нас не знал. Мы пошли кружным путём, огибая Трокайское озеро. По дороге изменили внешность, приоделись. И на другом берегу озера встретили русского ходока Никодима Телегина. Мистер Хакет его однажды задушил.

– Да, – приосанился Хакет. – Это было не так уж и легко. Никодим Телегин – здоровенный русский, прямо как медведь. Прежде чем душить, мне пришлось споить ему фляжку отравы, которую накануне сделал отец Мелехций. Он мастер в таких делах!

– Рецепт был не очень сложный, – скромно сказал о. Мелехций. – Берётся одна часть лебеды, две части бронзины, которую в Зихии называют «ногти дьявола», и тёртый рог чёрного козла. Всё это вываривают на медленном огне, а в конце процесса следует добавить паука. Но паук нужен не простой, а среднеазиатский, в крайнем случае кавказский «крепс». Конечно, Телегина мы душили в России, а там нет ни бронзины, ни крепса, но когда мы шли через Кавказ, я сделал кое-какие заготовки. На всякий случай. Опасался, правда, что отвар получится слабым, ведь паук был не свежий, а сушёный.

– Нет, нет, господа! – вскричал полковник Хакет. – Отвар получился замечательный!

Только из уважения к другу короля, генералу Френчу, присутствующие безропотно выслушали этот бред. Уже никто ничего не понимал.

– Позвольте, вас же отправили напрямик в Прибалтику, если я правильно понял, – спросил министр иностранных дел. – Вы пошли кружным путём, неужели через Кавказ?

– Что вы, сэр! В Прибалтике мы просто обошли это Трокайское озеро, дали круг примерно в пятьдесят миль, – пояснил о. Мелехций. – А мистер Хакет вообще не ходил с нами. Он в тот день отправился сводить с ума русского генерала Корнилова, а Телегина задушил много раньше, через триста лет после моей встречи с ним в Прибалтике. Потому я и заинтересовался, увидев, что он там болтается.

– Кто? Телегин?

– Да.

– Которого задушили, накормив пауками?

– Да, да. Надо было всё выяснить.

– Не понимаю.

– Как же! Ведь эти русские всегда прячутся. Мы смогли найти время его реальной жизни, выследили и ликвидировали. Но у него уже родился ребёнок, даже, может, два. А найти место, где он жил до того, как мы его задушили, и где родились эти дети, мы не смогли! Поэтому я решил следовать за Телегиным и узнать о нём побольше. А Элистер Маккензи отправился выслеживать ещё двух русских, которые там были.

Премьер в недоумении посмотрел на Биркетта. Тот пояснил:

– У русских «ходоков» способности совершать тайвинг передаются от отца к сыну, или внуку, или даже правнуку – нам это пока не ясно, но, в общем, по прямой мужской линии. Надо выявлять, где они живут реально, и ликвидировать.

– Зачем же его задушили, не выяснив про детей? – удивилась мисс Дебора.

– Чтобы он ещё детей не наделал, – сказал Хакет. – Ну, раз уж мы его нашли. С русскими всегда так. Сколько раз его увидишь, столько раз его и…

– Нет, погодите, – поднял руки министр иностранных дел. – Это какая-то мешанина фактов. С непривычки трудно разобраться. Нам, то есть Великобритании – какая польза?

– Эти русские меняют прошлое, и всё нам портят.

– Пока мы видим, что мистер Хакет всё испортил. Сам же написал в отчёте.

– Я испортил, я и поправлю, – возразил Хакет. – Мы ведь знаем, что было, и что получилось. А вот, если русские нагадят, то мы даже не догадаемся, что произошло. Был такой случай: вернулся из прошлого Маккензи, которого теперь нет. Его посылали, чтобы он остановил русского ходока. В чём точно было дело, неизвестно: прошлое изменилось помимо нашего внимания! А Маккензи, он же впервые… В общем, он только и мог сказать, что будто исправил прошлое, в котором русские совместно с Наполеоном разгромили нас. Он об этом написал рапорт.

– Не знаем мы никакого Маккензи, – буркнул директор Биркетт. – И рапорта нет.

– Так, так, – потрясённо произнёс премьер-министр. – Ведь это дальняя разведка! Предупреждение рисков, зародившихся в прошлом. Такая работа как раз для вас, генерал Френч.

– Тот я, который сидит перед вами, не генерал, – отозвался о. Мелехций.

– Ошибаетесь. По всем нашим документам, вы – это он. Что, если мы назначим вас директором лаборатории? А прессе сообщим, что вам поручено одно из подразделений разведки, и ваше исчезновение из Брюсселя связано с этим назначением.

Хакет обрадовался:

– Да, надо назначить директором отца Мелехция, то есть генерала Френча. Биркетт всегда был мне подозрителен. Он будто не британец, у него нет чувства юмора.

Биркетт, до этого сидевший как истукан, зашевелился, и тягуче произнёс:

– У нас много тайверов, которые умеют хорошо собирать информацию, и не порождают никаких проблем. Кроме этих двоих.

– Сколько вам лет, Биркетт? – спросил премьер.

– Лет? Не помню. Зато знаю, что все неприятности последних дней – от господина Хакета, породившего Советский Союз, и этого второго, который отказывается даже от своего воинского звания.

– Биркетт стар, – веселился полковник Хакет. – Конечно, я и генерал Френч прожили раз в сорок дольше него, зато у нас здоровье лучше. А Биркетт всего один раз сходил в тайвинг, и то помер.

– Я никогда не ходил в тайвинги и не помирал.

– Ха! У него, оказывается, ещё и память плохая. А у меня хорошая.

– Речь не о вас, Хакет, – отмахнулся премьер-министр. – Ваши заслуги будут учтены, если вы исправите положение, и Советский Союз сгинет.

– Простите, но я отказываюсь от такого назначения, – сказал о. Мелехций. – Административная работа не по мне. Хотя Биркетта надо бы убрать.

– Давайте официально введём генерала в состав МИ-7, а неофициально пусть он работает здесь военным консультантом, – предложил министр иностранных дел. – А формальным директором будет мистер Биркетт…

Скачать можно здесь:

https://www.litres.ru/dmitriy-kaluzhnyy/grani-sna/

Как уничтожить русского ходока в прошлое

Дмитрий КАЛЮЖНЫЙ.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх