Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

Все мы знаем Артура Конана Дойла как писателя, подарившего миру гениального сыщика Шерлока Холмса. Однако Конан Дойл не только придумывал рассказы о преступлениях, но и успел сам поучаствовать в расследовании нескольких вполне реальных дел.

Нас заинтересовала история того, как писатель сам побывал Холмсом, и мы спешим поделиться ей с вами.

Как Конан Дойл стал сыщиком

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Herbert Rose Barraud / commons.wikimedia  

Чтобы создать образ Холмса, писателю необходимы были познания в технике полицейского сыска.

Но в XIX веке еще не было не только учебников криминалистики, но и вообще какой-либо специальной литературы по этой теме. Конан Дойл собирал газетные вырезки о преступлениях, отчеты о судебных процессах, изучал их и писал свои рассказы.

Благодаря своим произведениям о приключениях детектива Шерлока Дойл приобрел всеобщую известность. А потому ему часто приходили письма с просьбами от простых людей, которые все еще надеялись на помощь в раскрытии преступления, а также от констеблей, чье расследование зашло в тупик.

Обычно писатель не отвечал на подобные просьбы, а в публичных выступлениях неоднократно упоминал, что не обладает способностями своего персонажа. Однако были случаи, в которых Конан Дойл просто не мог не принять участия.

 

Дело о близоруком индусе

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© wikipedia  

С просьбой о помощи к писателю обратился сам обвиняемый вскоре после трагического события, случившегося в жизни Конана Дойла: умерла его жена Луиза. Сэр Артур все же взялся за дело, заподозрив, что в нем была допущена чудовищная несправедливость.

Отец Джорджа Эдалджи, Шапурджи Эдалджи, приехал в Великобританию из Бомбея и перешел в христианство. Вскоре он женился на дочери викария, и тот передал Шапурджи свое место в приходской церкви и паству. У местных жителей это вызвало настоящий шок. В течение нескольких последующих лет пастор и его семья продолжали получать анонимные письмас оскорблениями и угрозами.

Полиция согласилась установить наблюдение за домом, и через несколько месяцев один из полицейских нашел у черного входа ключ, который похитили из местной школы. Между возвращением Джорджа из школы и моментом находки ключа никто не заходил и не выходил из дома, поэтому стражи порядка обвинили в краже мальчика.

 

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Arthur & George / ITV  

Кадр из сериала «Артур и Джордж».

В газетах стали публиковаться письма с «признаниями» от Джорджа Эдалджи, где говорилось о том, что именно он отправлял угрозы своей семье. Когда Шапурджи заявил, что сын находился, как правило, вместе с ним в комнате, когда письма подсовывали под дверь, Эдалджи-старшего посчитали лжецом. Через несколько лет письма неожиданно прекратились.

Джордж сдал экзамены, получил диплом юриста и стал работать в небольшой конторе в Бирмингеме. Но в 1904 году в деревне, где проживала семья викария, жители стали находить трупы истерзанных лошадей и коров.

Тогда же полиция стала получать анонимные письма, в которых говорилось, что издевательства над животными — дело рук банды, в которой состоит Джордж Эдалджи. На допросе Джордж отрицал все обвинения, а его отец указал, что они с сыном спят в одной комнате, поэтому среди ночи тот не мог отлучиться незаметно.

Следствие сделало вывод, что письма в полицию послал сам Джордж, чтобы добиться известности. Помня о прежних обвинениях Джорджа в отправке оскорбительных и пугающих анонимных посланий, жители и власти не усомнились в выводах полиции. Убийства животных были признаны частью ритуала жертвоприношения, а Джорджа приговорили к 7 годам каторжных работ.

 

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Arthur & George / ITV  

Кадр из сериала «Артур и Джордж».

После объявления приговора убийства животных продолжились, что вызвало у общественности сомнения в справедливости суда над сыном викария. Джордж все же просидел в тюрьме 3 года, после чего его неожиданно выпустили без права заниматься юриспруденцией. Тогда он решилобратиться за помощью к Артуру Конану Дойлу.

При встрече писатель заметил, что Эдалджи читал газету, держа ее очень близко к лицу, и понял, что Джордж близорук. Дойл на собственные деньги устроил для Эдалджи обследование у ведущего лондонского окулиста, который установил близорукость в 8 диоптрий. Это уверило Конана Дойла в невиновности Джорджа, поскольку человек с таким зрением едва ли мог ночью куда-то прокрасться, чтобы незамеченным убивать скот. Дойл начал собирать доказательства судебной несправедливости.

Писатель опубликовал статью в The Daily Telegraph, где пункт за пунктом опровергал доводы обвинения и доказывал, что в деле замешана расовая дискриминация. После этого дело Эдалджи получило огласку по всей стране.

Сам же Конан Дойл получил несколько анонимных писем с угрозами и решил отправиться для продолжения расследования в деревню. Там он нашел подозреваемого, но доказательств было недостаточно, а местная полиция не была настроена дружелюбно к писателю после его статьи. Поэтому все его предположения и обвинения отклонили.

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Arthur & George / ITV  

Кадр из сериала «Артур и Джордж».

 

После оправдания Эдалджи получил место в юридической фирме в Лондоне. Анонимные письма и убийства животных, однако, продолжались. В 1934 году был арестован горнорабочий, которого Конан Дойл и подозревал в совершении преступлений. На этом расследованиепрекратилось, а в Англии наконец был создан апелляционный суд.

Дело «шотландского Дрейфуса»

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© commons.wikimedia  

После успеха с делом Эдалджи Конану Дойлу стало приходить еще больше просьб о помощи. Он продолжал отклонять их, пока не наткнулся на заметку о деле Оскара Слейтера. Дойл был настолько возмущен несправедливостью суда и следствия, что решил во что бы то ни стало расследовать его.

Процесс против Слейтера начался после того, как в собственном доме в Глазго была найдена забитой до смерти старушка Марион Гилкрист. На полу возле места преступления были разбросаны ее драгоценности, из которых пропала только бриллиантовая брошь в форме полумесяца. Сосед говорил, что видел некоего молодого человека, выходившего в тот момент из дома.

Девочка, проходившая в это же время мимо дома, сумела детально описать человека, но ее рассказ так сильно отличался от показаний соседа и горничной, что полиция решила: в убийстве замешаны сразу несколько человек. В газете разместили описание пропавшей броши. Спустя время некий Маклин заявил, что брошь в виде полумесяца, которая как раз подходила под описание, отдал ему в заклад Оскар Слейтер.

Однако Слейтера полиция не обнаружила — он был в Ливерпуле.

 

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© commons.wikimedia  

Гостиная мисс Гилкрист.

Несмотря на то что брошь Слейтера была заложена за месяц до смерти мисс Гилкрист и даже не была похожа на «оригинал», полиция Глазго была уверена, что Слейтер — именно тот, кого они разыскивают. По их просьбе власти Нью-Йорка арестовали Слейтера по прибытии в город.

Инспектор шотландской полиции прибыл в Нью-Йорк, где доставленные им свидетели опознали Слейтера. Адвокат советовал ему подать апелляцию, но Оскар его не послушал, будучи уверенным в том, что сможет доказать свою невиновность перед британским судом.

Брошь Слейтера не соответствовала в деталях той, что фигурировала в деле об убийстве, а его внешность не имела ничего общего с имевшимися описаниями убийцы. Кроме того, у Слейтера было алиби, которое подтвердили несколько человек. Результат суда, однако, был не в его пользу. Присяжным потребовалось всего лишь понять то, что перед ними немецкий еврей, чтобы вынести вердикт о виновности. Слейтера приговорили к смертной казни.

Расплывчатость доказательств все же вызвала волнение в обществе, в связи с чем казнь на время отложили. Конан Дойл выпустил книгу «Дело Слейтера», когда тот уже более 3 лет как находился в тюрьме. В ней он указывал на неточности сфабрикованного процесса и недоумевал, как британское правосудие могло опуститься до такого подлога. СМИ восторженно встретили публикацию писателя, но дело не сдвинулось с мертвой точки.

 

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Bain News Service / commons.wikimedia  

Только через 2 года имя Слейтера опять появилось на страницах газет благодаря журналисту Уильяму Парку, который провел собственное расследование и пришел к тем же выводам, что и Конан Дойл. Выяснилось, что настоящим убийцей был племянник мисс Гилкрист, с которым она поссорилась из-за семейных документов. Об этом знала служанка, которая рассказала все полиции, но инспектор попросил ее о лжесвидетельстве.

В 1927 году Слейтера выпустили из тюрьмы без оправдания и компенсации. Такой итог вызвал гнев Конана Дойла, написавшего ряд статей и наконец добившегося того, чтобы власти оправдали Оскара и выплатили ему 6 000 фунтов в качестве компенсации.

Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие

© Sherlock / BBC One  

В архиве Конана Дойла сохранилось и множество других, менее известных дел. Помощи невинно осужденным и раскрытию нерешенных уголовных дел он отдавал большую часть своего времени после 1900 года и до самой смерти.

Знали ли вы о таком сходстве между автором и его героем?

Источник ➝

Если бы он меня понял, то спас бы: Жорж Санд и Проспер Мериме

Если бы он меня понял, то спас бы: Жорж Санд и Проспер Мериме

Жорж Санд  независимая, умная, безгранично свободная, поражающая мрачным блеском своих глаз писательница притягивала внимание мужчин, хотя сама говорила про себя, что в юности обещала стать красавицей, но обещания не сдержала.

Проспер Мериме добивался ее благосклонности несколько месяцев. Ему казалось, что это будет красиво: он  великий французский писатель, она  великая французская писательница с довольно скандальной репутацией, с которой дружат оба Дюма, Бальзак, Густав Флобер.

В тот год Жорж Санд часто ходила в мужском костюме.

Эту привычку она взяла еще в юности, когда, уехав с маленькой дочкой в Париж от мужа-жлоба, экономила на туалетах, сама стирала и готовила и только начинала заниматься литературой. Стесненные финансовые обстоятельства не мешали выглядеть ей невероятно круто: мужской костюм, длинное серое пальто, которое было тогда на пике моды, круглая шляпа… Париж ее заметил. И даже на пике славы она часто носила мужской костюм.

Сильный и сильная

… Ей тоже казалось, что у них может что-нибудь получится. Честно говоря, Жорж начала уставать от слабеньких, капризных мужчин, которые искали в ней больше няньку, чем возлюбленную. Мериме казался сильным, и он был достаточно умным: ей казалось, что он сможет ее понять и стать ей другом. Она откровенно говорила с ним обо всем, что ее волновало: о том, как сложно женщине оставаться собой и постоянно сопротивляться прессингу общества, о литературе, о дочери. Это был долгий, изящный и откровенный монолог. Проспер Мериме выслушал ее и громко рассмеялся. Честно говоря, он видел, что Жорж Санд ждет от него понимания и поддержки, но считал, что должен соответствовать своей репутации холодного циника. Я могу дружить с женщиной, сказал он, но только при одном условии, вы меня понимаете? А все остальное  литература. Это было обидное разочарование, но Жорж Санд уже привыкла, что многого от мужчин ждать не стоит. Она усмехнулась и сказала:

 
— Хорошо, я согласна; пусть будет так, как вы хотите, раз это вам доставляет удовольствие. Что же касается меня, то предупреждаю вас: я абсолютно уверена, что не получу никакого.

Слабый и слабая

В ее квартиру они поднялись  оба — в плохом настроении. Ужинали молча, избегали смотреть друг другу в глаза. Жорж Санд хотела выглядеть раскованно и чуть ли не на глазах Мериме переоделась в халат. Презрительно указала ему на кровать. Мериме быстро, по солдатски разделся. И — это было ужасно. Мериме ожидал, что окажется в постели с раскованной, пусть и надменной женщиной, а она была застенчивой и робкой. Они не могли быть нежными из-за своих масок, и не знали, что делать. Мериме, глубоко уязвленный тем, что женщина видела его растерянным и ранимым, сказал что-то злое про то, что она начисто лишена стыдливости, и ушел.

Парижские сплетни

Конечно, ей было плохо, но она решила, что сможет это пережить. Утром Жорж Санд зашла на кофе к своей подруге, любовнице Александра Дюма, актрисе Мари Дюваль и рассказала эту историю. Мари пересказала ее Дюма, немного приукрасив. Ну а уж тот, знаменитый болтун, растрепал всем Парижу:

«Вчера у Жорж Санд был Проспер Мериме. Как мужчина — немного стоит».

Больше они не общались. У Жорж Санд начался роман с очередным «мальчуганом», который пытался к ней усыновиться. Она жалела, что с Мериме все вышло вот так:

«Если бы Проспер Мериме меня понял, может быть, он полюбил бы меня; если бы он полюбил, он меня бы подчинил себе; а если бы я смогла подчиниться мужчине, я была бы спасена, ибо свобода гложет и убивает меня».

Популярное в

))}
Loading...
наверх