Свежие комментарии

Наваждение

Наваждение

 

- Милый!

Роман с трудом пошевелился и, ещё не преодолев грань между сном и реальностью, почувствовал, как нестерпимо раскалывается голова.

- Ромчик!

Опять этот назойливый голос! И почему-то щекочет в носу. Он чихнул и окончательно проснулся. Кто-то водил по его лицу прядью волос. Ромка повернул голову и обнаружил рядом с собой незнакомую девицу.

- Мы плоснулись… -  восторженно засюсюкала она, по-видимому, демонстрируя высшую степень нежности. – А холосо ли мы спали?

Ромка поморщился и решительным жестом откинул одеяло. Но, попытавшись приподняться, тут же рухнул обратно. «Господи, как же я надрался!» - подумал он, проклиная себя за извечную неумеренность в потреблении спиртного.

- Где я?– спросил он девицу слабым голосом.

- У меня дома…
 
Она хихикнула и проворно прижалась к нему под одеялом своим горячим податливым телом. Маленькая ручка, поиграв тёмными завитками на груди Романа, ловко высвободилась и с самозабвением  устремилась вниз, время от времени замирая, словно проверяя реакцию объекта её внимания. К своему удивлению, Ромка обнаружил, что находится в полной боевой готовности. Это после вчерашнего-то! И с такой жуткой головной болью!

- Сейцас мы тебя полецим… - продолжала сюсюкать девица.

– Будешь класивый и здоловый…

- О, боже… - простонал Ромка. – Можешь ты без этих завываний?

Больше всего на свете он не любил, когда женщины разговаривали с ним, как с маленьким ребёнком. Тогда ему начинало казаться, что он – младенец на руках у кормящей матери.

- Я думала тебе приятно… - девица надула губы.

Её шаловливая рука при этом не прекращала своей игры.

- Мне вот что приятно! – не выдержал Роман и, властно притянув девицу к себе, впился губами в её рот.

Она оказалась весьма горячей штучкой, чего вчера он, вероятно, не сумел оценить, а сегодня сполна воздал ей должное…

- Хватит! – наконец, запросила она пощады, тяжело дыша. – Ты, Ромка – это что-то! И после всего ты будешь мне говорить, что у тебя болит голова!

- Уже – нет! – сообщил ей Роман, блаженно растянувшись на широкой кровати. – Зовут-то тебя как?

Он спросил это просто так, по инерции. Не всё ли равно? Через полчаса, максимум через час, его уже здесь не будет. Он и не вспомнит о ней никогда!

- Марина… А ты разве не помнишь?

В её голосе прозвучало столько наивности, что Роман, не выдержав, хмыкнул.

- Помню, конечно, помню… - заверил он её скороговоркой.

Но девушка, похоже, поверила, заулыбалась и принялась  водить пальчиком по его лицу, повторяя контуры носа и лба. «А она ничего…» - равнодушно подумал Роман.

- Ты такой красивый… - мечтательно проговорила она, не сводя с него глаз.

Он столько раз это слышал от женщин за свою ещё в общем-то недолгую жизнь, что перестал реагировать на их комплименты. В свои двадцать три года он был весьма привлекателен. Высокий широкоплечий парень с отлично развитой мускулатурой и мужественным профилем всегда выглядел старше своих лет.

 Его густые русые волосы необычным образом контрастировали с карими глазами под тёмными, сросшимися на переносице бровями. Нос с небольшой горбинкой и волевой подбородок действовали на женщин магически, заставляя их думать, что перед ними – герой их фантазий, надёжный, смелый и решительный. На самом же деле Ромка не знал, так ли он надёжен и смел. Точнее, даже не задумывался об этом.

 Достаточно было того, что за один его благосклонный взгляд многие девушки были готовы на всевозможные большие и маленькие глупости. Пока его это вполне устраивало. По жизни он шёл легко и беззаботно. Сердечные муки были ему неведомы, и иной раз он искренне недоумевал, отчего некоторые чудачки - брошенные им подруги - ревут «белугами» в телефонную трубку, умоляя его вернуться. Он ведь никому ничего не обещал!

 Казалось бы, встретились, к обоюдному удовольствию, разбежались – что может быть  проще? Живи и радуйся! И бери от жизни всё самое приятное! Так нет. Им нужны страдания, взаимные обязательства, упрёки и прочая ерунда. Так рассуждал Ромка, в который раз элегантно исчезая из поля зрения своей очередной пассии. Он уже порядком притомился от типичного развития событий и предсказуемости в поведении подруг. Но, право же, он никого на аркане за собой не тащит! Ведь не он, Ромка, виноват в том, что на него так активно «западают» особы женского пола и слетаются на его улыбку, словно мухи на мёд!

Однако же пора и честь знать! Ромка уже окончательно пришёл в себя после вчерашнего. Он легко вскочил с постели, представ перед девицей во всей своей первозданной красе.

- Вау! – она не смогла сдержать восхищённого возгласа при виде разворота его плеч. – Ты куда?

Ромка, поиграв мышцами, с наслаждением потянулся и подхватил с кресла свою одежду.

- Мне пора, детка… - проговорил он, облачаясь в джинсы, которые плотно охватили его стройные ноги.

- Пора? – разочарованно потянула она. – Ты мне позвонишь?

- Конечно! – бросил он, уже шагнув в прихожую.

И только, когда за ним захлопнулась входная дверь, она сообразила, что не успела дать ему номер своего телефона, да и его номера не спросила…

Через сорок минут Ромка, насвистывая, открывал ключом дверь своей квартиры.

- Привет, ма! – салютовал он женщине, которая, сдвинув очки на кончик носа, что-то быстро печатала на компьютере.

- Где тебя черти носят? – ласково проговорила она в ответ и на минуту перевела  взгляд на сына.

- Да так, разное… - он сделал неопределённый жест рукой и стал рыться в спортивной сумке.

- Знаю я твоё разное! - её голос был нарочито ворчливым, а глаза хитро прищурились. – Наверное, был у очередной подруги?

- Ну, ма… - заканючил Ромка, как в детстве, когда его журили за очередную провинность.

- Хоть бы ты уже женился, что ли! Сколько можно бегать по девочкам?

Она, конечно же, обожала своего Ромочку и в глубине души хорошо понимала тех женщин, которые сходили по нему с ума. Ну, что же тут поделаешь, если у неё такой сын – красавец, умница, спортсмен? В этом учебном  году оканчивает МГУ, похоже, даже с «красным» дипломом. С детства занимается плаванием, так что фигура у него – о-го-го! Можно и голову потерять. Только вот эти его бесконечные «загулы» тревожили мать. Пора бы ему остепениться.

- Ты на тренировку? – спросила она, с любовью оглядывая своё чадо.

- Да, сегодня в университете нет занятий. Так что пойду поплаваю.

Ромка звонко чиркнул «молнией» спортивной сумки.

- Всё, ма, пока!

- Позвонил бы ты Олечке! – быстро проговорила мать. – Ведь извелась же вся девочка! Такая хорошая, скромная, домашняя…

- Не люблю домашних! – поморщился Ромка.

- Ох, и доиграешься ты, Роман! – мать повысила голос.- Женит тебя на себе какая-нибудь стерва, и будешь плясать под её дудку!

- Не женит! – беспечно махнул рукой Ромка, натягивая куртку.

- Не забудь на обратном пути забежать на рынок! – крикнула мать вдогонку. – У нас картошка закончилась!

- Ладно! – его ответ донёсся уже издалека.

Хлопнула входная дверь, и мать, покачав головой, вновь углубилась в свою работу.
На тренировке Ромка быстро «отмотал» два километра. Обычно после этого он делал лёгкую передышку, а потом плавал ещё полтора километра, но сегодня его силы что-то были на исходе. Видимо, давали о себе знать и вчерашние возлияния, и бурно проведённая ночь.

 Подплыв к бортику, он одним сильным движением выбрался из воды и, тяжело дыша, направился в душевую. Его грудь вздымалась от напряжения, мокрые плечи блестели при искусственном освещении. Две девушки в бикини зашушукались и уставились на него откровенным взглядом. Он послал им воздушный поцелуй и прошествовал дальше.

На улице Ромка вспомнил, что мать просила его купить картошку. Перекинув через плечо спортивную сумку, он бодро зашагал к ближайшему рынку. Стояла ранняя осень, и прилавки радовали глаз яркой палитрой красок и изобилием.

 Остановившись возле одного из прилавков, Ромка полез в карман за «наличностью», поднял глаза на продавца, уже собираясь сделать заказ, и вдруг остановился, как вкопанный. Прямо перед ним взвешивала товар очередному покупателю девушка, от одного вида которой у него перехватило дыхание.

 Нет, пожалуй, это была уже молодая женщина, ибо в её движениях не было юношеской поспешности и угловатости, а их плавность и даже какая-то величавость завораживали своей грацией. Тёмные блестящие волосы были убраны в строгий пучок, но Ромка совершенно отчётливо почувствовал их прохладу и тяжесть. Она была невысокого роста, с фигурой, далёкой от модельных стандартов, но её округлые бёдра и высокая грудь заставили его сердце учащённо забиться.

- Что вам? – спросила она у Ромки и подняла на него свои большие серые глаза.

- Мне? – глупо спросил Ромка и судорожно сглотнул.

Как во сне, он получил свою картошку, но уходить и не собирался, а бестолково топтался на месте.

- Вам ещё что-нибудь? – спросила женщина, и уголки её губ едва заметно дрогнули.
 
Но лишь на мгновение. Кажется, она уже начала догадываться, в чём тут дело.

- Лиля! – окликнул её мужчина, похоже, хозяин этой торговой точки, который прохаживался неподалёку.

- Так вас зовут Лиля? – быстро спросил Ромка.

Женщина не ответила.

- У тебя всё в порядке? – спросил подошедший хозяин, цепким и подозрительным взглядом ощупывая фигуру Романа.

- Да, Тимур, не беспокойся…

Она хмуро посмотрела на подошедшего мужчину.

- Ну-ну… - проговорил тот и отошёл.

- Лиля… - подал голос Ромка. – А вы давно здесь работаете?

Его вопрос прозвучал нелепо. Лиля не улыбнулась. Похоже, она никогда не улыбалась или делала это чрезвычайно редко.

- Вам ещё что-нибудь? – повторила свой вопрос с ноткой раздражения в голосе. – Если – нет, то, пожалуйста, не мешайте работать.

Ромка был обескуражен. Впервые женщина оставалась совершенно равнодушной к его персоне. Эта мысль быстро пронеслась у него в голове, но он тут же забыл о ней, так как был целиком поглощён наблюдением за тем, как Лиля плавными, исполненными достоинства движениями накладывала товар очередному покупателю, как она грациозно наклонялась, открывая взору сногсшибательную ложбинку на груди, как поворачивала голову, опускала глаза…

Он совершенно забыл о том, что находится на рынке, и она казалась ему существом с другой планеты. Он сделал вид, что уходит, а сам зашёл в кафе напротив и через стекло наблюдал за Лилей. Время пролетело незаметно, и Ромка с удивлением обнаружил, что уже наступил вечер. Скорее, он это почувствовал по поведению Лили, которая вдруг перестала отпускать товар и, пересчитав выручку, отдала её подошедшему Тимуру.

На следующий день, сбежав из университета после первой же лекции, он опять был на рынке.

- Что вам? – устало спросила его Лиля, не выказав ни малейшей радости при его появлении.

Она переставляла внушительного вида ящики с овощами.

- Тяжело ведь… - поспешно перехватил у неё очередной ящик Роман, накрыв её маленькую ручку своей ладонью.

Лиля усмехнулась, но ничего не ответила. Однако от помощи не отказалась. Роман играючи расправился с ящиками. Он скинул куртку и остался в одной футболке. При каждом усилии мышц ткань натягивалась на его груди и плечах, но Лиля, казалось,  этого не замечала.

- Какой у тебя помощничек выискался! – пропела её «товарка» из соседней палатки. – Прямо на загляденье!

Она достала зеркальце и поправила причёску, то и дело бросая на Ромку лукавые взгляды.

Торговля заметно активизировалась, в основном за счёт притока женщин. Всем нравился высокий русоволосый парень, который так ловко помогал этой странной неулыбчивой девице.

- Тимур перед тобой в долгу… - лишь однажды проговорила она, мельком взглянув на Романа.

Сам Тимур, находившийся неподалёку и наблюдавший за всем со стороны, был явно недоволен присутствием парня, но, видя, как бойко пошла торговля с его приходом, промолчал и лишь бросал на него косые взгляды.

- Слушай, тебе что, делать нечего? – наконец, спросила Лиля Романа.

- Представь себе – нечего! – улыбнулся тот одной из своих широчайших улыбок. – Я, может, всю жизнь мечтал поработать на рынке!

- Издеваешься? – нахмурилась она и отвернулась от Ромки к очередному покупателю.

Время пролетело незаметно. На следующий день всё повторилось с той лишь разницей, что Лиля сменила платье неопределённого блёклого оттенка на яркую  блузку и юбку. Ромка сразу же это заметил.

- Ты сегодня здорово выглядишь… - сказал он, извлекая из сумки роскошную бордовую розу.

Лиля слегка отшатнулась. Затем, словно до конца не веря в происходящее, нерешительно приняла цветок и подняла глаза на Романа. Несмотря на довольно-таки прохладный день, его обдало горячей волной. Он утонул в этих серых глазах, которые смотрели прямо на него.

- Лиля… - хрипло проговорил он. – Лиля…

- Дорогой, ты опять здесь? – донеслось до него, как сквозь туман.

Он быстро обернулся и увидел перед собой Тимура. Тот улыбался, но глаза его с недобрым прищуром изучали Романа.

- Лиля, пойди к Джамилю, помоги ему принять товар, - приказал Тимур.

Лиля с тревогой посмотрела сначала на Тимура, потом на Романа.

- Иди, иди, Лиля! – Тимур чуть закусил губу.

- Ну, что, дорогой, - ласково спросил он Ромку, когда она ушла, - понравилась тебе наша Лиля?

- Понравилась! – Ромка вскинул голову, приняв вызов.

- Я тебя понимаю, дорогой, - вкрадчиво продолжал Тимур. – Лиля – красивая женщина, очень красивая…

Он не спеша переложил овощи на витрине, любуясь красочным натюрмортом.

- Но вот что я тебе скажу, дорогой… - Тимур бросил на Ромку жёсткий взгляд, никак не вязавшийся с выражением радушия на лице. – Говорю тебе… ну, как отец… Ты ещё молодой, оставь её в покое…

- Нет! - глухо проговорил Роман.

Лицо Тимура окаменело. От радушия не осталось и следа.

- Это моя женщина! – жёстко проговорил он.

- Нет! – повторил Роман, скрестившись взглядом с противником.

- Я тебя предупредил, дорогой… - Тимур улыбнулся одними губами и быстро вышел из палатки.

Когда Лиля вернулась, Ромка, весело насвистывая, убирал пустые ящики из-под проданного товара.

- Что он тебе сказал? – с беспокойством спросила она.

- Просил подольше быть твоим напарником, - улыбнулся ей Ромка. – Торговля пошла в гору!

Лиля недоверчиво покачала головой и принялась за работу.
Ближе к вечеру Ромка вспомнил, что надо внести плату за мобильный телефон.

- Лиль, я сейчас заплачу за мобильный и вернусь, - сказал он девушке. – Ты без меня не уходи, ладно?

Она кивнула, пересчитывая выручку.
Ромка вышел из палатки и завернул за угол. И сразу же оказался в окружении  четырёх молодых парней.
 
- Спешишь? – начал разговор один из них, угрожающе надвигаясь на Ромку.

- А в чём дело, ребята? – начал было он и тут же получил удар под дых.

Удары посыпались со всех сторон. Ромка, не ожидавший такого поворота событий и слегка оглушённый, мотнул головой и бросился на обидчиков. Но их было большинство, и им, несмотря на оказываемое сопротивление, удалось повалить его на землю. Они принялись методично избивать его ногами. Ромка обхватил голову руками и безуспешно пытался увернуться от ударов. На его счастье мимо проходил охранник. Нападавшие, завидев его, тут же бросились врассыпную.

- Скорее! – Ромка вдруг услышал  рядом с собой знакомый голос.

Лиля изо всех сил тянула его за рукав, пытаясь поднять на ноги. Подоспевший охранник помог ему принять вертикальное положение.

- Ну, что, парень, вызываем «скорую»? – спросил он.

Ромка отрицательно покачал головой.
 
- Я о нём позабочусь, - сказала Лиля.

- Уверены? – с беспокойством переспросил охранник. Лиля кивнула. – Парни эти не местные… Я их тут раньше не видел.

Ромка, опираясь на плечо Лили, заковылял прочь.

- У тебя кости-то целы? – прерывисто дыша, спросила она. – Тяжёлый…

Усадив его на ближайшую лавочку, поймала машину, и вскоре они уже были у неё дома.
 
Уложив Ромку на постель, Лиля сразу же захлопотала. Она стянула с него футболку и принялась обрабатывать ссадины, которые кое-где кровоточили, приложила холодные компрессы к местам ушибов, ощупала голову… Она, казалось, не замечала красоты его тела, точнее, воспринимала его лишь как объект оказания первой медицинской помощи. Её ласковые, спокойные прикосновения, сильные, тёплые пальцы привели Ромку в нешуточное волнение. Он закрыл глаза, наслаждаясь её близким присутствием и вдыхая тонкий аромат её кожи…

- Ну, вот и всё, - донёсся до него её голос. – Ты полежи, а я сейчас заварю чай.

Ромка сразу же открыл глаза и перехватил её руку, удерживая Лилю рядом с собой.

- Подожди… - хрипло проговорил он, поймав её взгляд. – Не надо никакого чая…

Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Сгорающий от желания Ромка боялся пошевелиться. Казалось, он даже перестал дышать. Его всегдашняя бравада и лёгкость в обращении с женщинами испарились без следа. Лиля, слегка вздохнув, стала не спеша расстёгивать блузку. И столько в этом её движении было простоты и естественности, что у  Ромки моментально пересохло во рту.

 Блузка неслышно скользнула вниз, и его взору предстали округлые полушария. Не выдержав, он зарылся лицом у неё на груди. Лиля чуть слышно застонала, и реальность перестала для него существовать. Дальнейшее он помнил  как череду восхитительных, стремительных взлётов. Всё было именно так, как он себе представлял, и даже ещё лучше. Он обладал её сильным, гибким телом и никак не мог им насытиться…

- Лиля, - спросил он много позже, когда она, умиротворённая, дремала у него на плече, - зачем ты с Тимуром?

Она удивлённо вскинула на него глаза.

- Он сказал, что ты его женщина!

- Да ни за что! – её глаза гневно сверкнули в полумраке. – Он мне прохода не даёт. А у меня малыш в Ростове и мама старенькая… Нельзя мне без работы.

- А муж? – спросил он одними губами, но Лиля услышала.

- Нет никакого мужа… И не было.

- Лиля, - чуть помолчав, тихо проговорил он, - выходи за меня…

Он притаился, боясь услышать её отказ.

- Замуж? – Лиля мягко засмеялась где-то возле его уха. – А ребёнок?

- Я его усыновлю, - храбро предложил Роман.

- Дурашка ты… молодой…- она тихонько укусила его за ухо.- Это ты сейчас так говоришь… А пройдёт время – и пожалеешь о том, что сделал.

- Не пожалею! – горячо заверил он и притянул её к себе.

- Как ты себя чувствуешь? – долетел до него её вопрос.

- Прекрасно… - пробормотал Ромка с улыбкой и моментально провалился в сон.

Наутро он отправился в университет, взяв с Лили обещание, что она его дождётся на рабочем месте, и они отправятся к ней домой. Но, когда, ближе к вечеру, он подошёл к палатке, то обнаружил за прилавком не Лилю, а какую-то незнакомую женщину.

- Где Лиля? – спросил он, почуяв недоброе.

- Не знаю я никакой Лили, - буркнула та. – Вы товар брать будете?

Ромка стал озираться в поисках Тимура, но нигде его не обнаружил.

- Уехала Лиля, - услышал он из соседней палатки. Крашеная блондинка смотрела на него и откровенно ухмылялась. – Взяла расчёт и уехала.

Ромка, словно большой беспомощный ребёнок, стоял посреди рыночной площади. Лиля… Какое красивое, звучное имя…   

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх