Достойные экранизации

книги" src="//mtdata.ru/u15/photoD396/20570331661-0/original.jpg#20570331661" alt="15 экранизаций, которые оказались лучше книги" width="800" height="421" />

У каждого из нас есть хотя бы один такой друг – тот самый, который во время просмотра фильма-экранизации просто не может заткнуться и только и говорит о том, как режиссер все испортил, отклонившись от сюжета книги. Порой, в самых тяжелых случаях, мы даже сами бываем таким другом. Но фильмы из этого списка мы смотрим практически с благоговением, потому что они – тот самый редкий случай, когда фильм оказался лучше книги.

 

15. Дитя человеческое (2006)

«Дитя человеческое» - один из редких боевиков, который не жертвует высокохудожественной картинкой и сильным сюжетом, чтобы ублажить жаждущих экшена зрителей. Книга, на которой основан фильм (авторства Филлис Дороти Джеймс), совсем не плоха, но фильм оказался настолько хорош, что определенно заслужил оказаться в этом списке. Клайв Оуэн и Джулианна Мур блистают в своих ролях, но настоящая звезда фильма – режиссер Альфонсо Куарон, который пару лет назад стал первым латиноамериканцем, получившим Оскар в номинации «Лучший режиссер».

14. Крестный отец (1972)

Роман Марио Пьюзо нежно любим миллионами, но будем честными – классикой литературы его можно назвать с натяжкой. Но шедевр Фрэнсиса Форда Копполы – это однозначно классика мирового кинематографа. Он возглавляет едва ли не каждый топ лучших фильмов, причем не только современных – мы говорим о лучших фильмах всех времен. Хотя именно Пьюзо подарил нам семью Корлеоне, эти персонажи всегда будут ассоциироваться у нас с Марлоном Брандо и Аль Пачино, и никак иначе.

13. Бегущий по лезвию (1982)

Говорите что хотите об актерских талантах Харрисона Форда, но «Бегущий по лезвию», без всяких сомнений – один из лучших научно-фантастических фильмов всех времен. И создателям пришлось сильно постараться, чтобы сделать его лучше книги Филипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?», ведь роман сам по себе является классикой жанра. Но в итоге фильму, который пропитан духом нуара, удалось затмить книгу, и он до сих пор остается таким же актуальным, каким был в 1982 году.

12. Останься со мной (1986)

Это первый из многих пунктов в этом списке, который упоминает экранизации работ Стивена Кинга (в этом случае, повесть «Тело»). Можно подумать, что мы не уважаем творчество писателя, но это отнюдь не так. В этом и других случаях отличная книга породила шедевральный фильм, и это только указывает на талант писателя. «Останься со мной» - квинтэссенция отрочества, и мощный актерский состав в лице Ривера Феникса, Уилла Уитона и Кори Фельдмана переводят фильм на уровень, который не удалось достичь повести.

11. Сияние (1980)

Книга настолько хороша, что экранизация с трудом вошла в этот список. И все же, сложно не встать на сторону шедевра Стэнли Кубрика, хотя сам Стивен Кинг и не слишком лестно отзывался об интерпретации режиссера. Тем не менее, в наше время фильм Кубрика кажется актуальнее романа, выводя на первый план безумие человека, а не зловещий отель.

10. Челюсти (1975)

Говоря о легендарных фильмах ужасов, нельзя не упомянуть один из лучших. Хотя злодеяния людей действительно пугают, будем честными – акулы пугают не меньше. Даже при том, что в год они убивают меньше людей, чем молния. Возвращаясь к теме, битва книги и экранизации была проиграна заранее. Питер Бенчли мог бы быть нобелевским лауреатом, и даже тогда ему было бы не потягаться со Стивеном Спилбергом, который является лучшим режиссером в истории кинематографа (ну, как минимум входит в топ-5).

9. Форрест Гамп (1994)

В этом случае экранизация выигрывает практически всухую. Вы наверняка смотрели этот фильм или как минимум слышали о нем, но вы вряд ли читали или вообще знаете о существовании одноименного романа Уинстона Грума. Роберт Земекис (который также снял «Назад в будущее») продемонстрировал самую лучшую режиссерскую работу в своей карьере, но главной звездой фильма без сомнения является Том Хэнкс и его гениальная актерская игра.

8. Бойцовский клуб (1999)

Многим роман Чака Паланика пришелся по душе, и автор собрал вокруг себя огромное количество поклонников. Тем не менее, его книги далеко не для всех, в том время как мало кто может отрицать качество шедевра Дэвида Финчера. Режиссер использовал в экранизации столько высокохудожественных приемов и технических трюков, что очень сложно не восхититься этим уникальным и очень умным фильмом.

7. Побег из Шоушенка (1994)

Возвращаемся к истинной звезде этого списка, Стивену Кингу. «Побег из Шоушенка» снят по мотивам повести «Рита Хейуорт и спасение из Шоушенка», и, опять же, сложно винить писателя в том, что экранизация оказалась лучше. Ведь «Побег из Шоушенка» во всем мире считается едва ли не лучшим фильмом всех времен, и это определенно лучший фильм о тюрьме. Экранизация была номинирована на 7 Оскаров, но фильму крупно не повезло – в том году ему пришлось тягаться с «Форрестом Гампом», и «Шоушенку» в итоге не досталось ни одной премии.

6. Молчание ягнят (1991)

Роман Томаса Харриса отлично продавался, но фильм, благодаря исключительной актерской игре, обошел книгу в качестве. Джоди Фостер сыграла лучшую роль в своей карьере, но настоящей звездой фильма является Энтони Хопкинс и его интерпретация Ганнибала Лектера, который стал одним из самых культовых злодеев в истории кино. Это один из тех редких случаев, когда идеальный актер и идеальная роль нашли друг друга, и результат оставил роман далеко позади.

5. Парк Юрского периода (1993)

Невозможно отрицать успех Майкла Крайтона. Он автор многочисленных бестселлеров и, кажется, вообще неспособен написать что-то, что не обернется коммерческим успехом. Тем не менее, его работы не достигают того уровня литературного достоинства, который позволил бы им обойти творчество Стивена Спилберга, особенно «Парк Юрского периода». Будем брутально честными – книгам Крайтона далеко до этого фильма.

4. Игра престолов (2011–2019)

Нет, мы вовсе не пытаемся сказать, что «Песнь льда и огня» Джорджа Р.Р. Мартина чем-то плоха. Но, может быть, только подумайте об этом – может быть, сериал все же лучше. Самую малость.. Придержите свой гнев – да, создатели сериала не включили многие аспекты книг. Но именно своим темпом сериал и превосходит свой источник. В книгах полно «непричесанных» сюжетных линий, которым не хватает законченности – сериал же аккуратно разложил все по полочкам.

3. Психо (1960)

«Психо» Альфреда Хичкока – один из лучших психологических триллеров в истории кино. Наш любимый таксидермист Норман Бейтс обеспечил нас достаточным запасом эдиповых ночных кошмаров на всю жизнь. Даже если вы не видели фльм, вы наверняка знакомы со сценой убийства в душевой, сопровождающейся пронзительными звуками, похожими на крики птиц. Мы благодарны Роберту Блоху за роман, который дал начало великому фильму, но нельзя не признать, что он меркнет в сравнении.

2. Нефть (2007)

Это довольно противоречивый пункт, ведь далеко не все смогли высидеть весь 158-минутный фильм. К счастью, маленький объем внимания не определяет величия фильма, потому что Пол Томас Андерсон снял шедевр. Пол Дано проявил себя замечательно, а Дэниел Дэй-Льюис сделал то, что делает всегда – сыграл так, что пленка слетала с катушек. Фильм был снят по мотивам романа Эптона Синклера «Нефть», который сам по себе совсем неплох, но никак не может превзойти этот кинематографический шедевр.

1. Адаптация

«Адлаптация» снята по мотивам романа Сьюзен Орлеан «Похититель орхидей» и описывает жизнь доблестного сценариста Чарли Кауфмана. Фильм не является типичной экранизацией – вместо того, чтобы адаптировать роман, Чарли Кауфман написал сценарий о том, как он… адаптирует роман. Это странный и интересный фильм со сценарием, который написан лучше многих современных книг, и о нем можно многое сказать, но лучше один раз увидеть самому. К тому же, в фильме целых два Николаса Кейджа.

Источник ➝

Длинное письмо одной женщине: загадка Константина Паустовского

«Жизнь представляется теперь, когда удалось кое-как вспомнить ее, цепью грубых и утомительных ошибок. В них виноват один только я. Я не умел жить, любить, даже работать. Я растратил свой талант на бесплодных выдумках, пытался втиснуть их в жизнь, но из этого ничего не получилось, кроме мучений и обмана. Этим я оттолкнул от себя прекрасных людей, которые могли бы дать мне много счастья.

Сознание вины перед другими легло на меня всей своей страшной тяжестью. На примере моей жизни можно проверить тот простой закон, что выходить из границ реального опасно и нелепо», — писал Константин Паустовский в своей «Последней главе».

Хатидже

Когда началась первая мировая война, Константин Паустовский, как младший сын в семье, был освобожден от призыва. Но сидеть на университетских лекциях было ему невыносимо, и только в Москве стали формировать тыловые санитарные поезда, Паустовский поступил в один из них санитаром. Так он встретил свою первую жену, сестру милосердия Екатерину Загорскую, Хатидже. Имя Хатидже ей дали крымские татарки, когда она однажды летом жила в татарском селе на берегу моря. Так переводится на татарский русское имя Екатерина.

«…её люблю больше мамы, больше себя… Хатидже — это порыв, грань божественного, радость, тоска, болезнь, небывалые достижения и мучения», — писал Паустовский.
 
Константин Паустовский в молодости
Константин Паустовский в молодости
 

В 1916 году они обвенчались в рязанской церкви, где когда-то был священником отец невесты. Паустовский уже тогда понимал, что он писатель. В молодости судьба изрядно его помотала: после войны он занимался в Москве репортерской работой, несколько раз слышал, как выступает Ленин. Уехал в Киев, был последовательно мобилизован в петлюровскую, а затем Красную Армию, оказался в Одесе, где в те годы жили и работали Ильф, Катаев, Бабель, Багрицкий и другие прекрасные молодые писатели, вернулся в Москву. Все это время жизнь Паустовского и его Хатидже была подчинена одной цели — все должны узнать, как он талантлив, его книги должны выйти… Екатерина была музой писателя, его товарищем, матерью его сына Вадима.

«Отец всегда был скорее склонен к рефлексии, к созерцательному восприятию жизни. Мама, напротив, была человеком большой энергии и настойчивости <…>.

Брак был прочен, пока все было подчинено основной цели — литературному творчеству отца. Когда это наконец стало реальностью, сказалось напряжение трудных лет, оба устали, тем более что мама тоже была человеком со своими творческими планами и стремлениями.

К тому же, откровенно говоря, отец не был таким уж хорошим семьянином, несмотря на внешнюю покладистость. Многое накопилось, и многое обоим приходилось подавлять. Словом, если супруги, ценящие друг друга, все же расстаются, — для этого всегда есть веские причины», — написал Вадим много лет спустя.

Валерия

В 1936 году Паустовский и Екатерина развелись. За два года до этого в их отношениях появилась нервность и напряженность, когда быть врозь еще невозможно, а вместе — уже невыносимо. Вадима отослали из этого безумия в отличную лесную школу. Среду прочего он, левша, должен был по правилам того времени переучиться там на правшу. В школе Вадим подружился с сыном известного ботаника Сережей Навашиным. Однажды на какой-то праздник к мальчикам одновременно приехали их родители. Все друг друга узнали: мамой Сережи оказалась женщина, которой Паустовский был остро и увлечен в 1923 году в Тифлисе. То чувство обрушилось на него, женатого человека, как ураган, но быстро прошло, и он писал жене в деревню, что он «освободился полностью», «все исчерпано», потому что «пережито литературно».

И вот — удивительная новая встреча…

Константин Паустовский и Валерия Навашина
Константин Паустовский и Валерия Навашина

Навашины тоже переживали кризис — ученый собирался уходить из семьи к другой женщине. Паустовский, со свой свойственной ему рефлексией два года колебался и мучился.

«То у него на волоске висел старый брак, то новый», — вспоминал Вадим.

Но тут уже сама Хатидже потребовала от писателя решительных действий. И он ушел к Валерии Валишевской.

Со второй женой у писателя тоже была большая любовь.

«Звэра, Звэра — ты очень любимая пискунья, — ты даже не знаешь, как тебя любят — очень-очень». «Целую крепко, обнимаю, в Москве — не шуруй, будь осторожна, не волнуйся из-за дур». «Звэрунья, лапчатый зверь, твое рязанское письмо до сих пор не пришло», — писал он ей в письмах.

Таня

Константин Паустовский и Татьяна Арбузова с сыном
Константин Паустовский и Татьяна Арбузова с сыном
 
 

Сильная любовь к Валерии не была долгой. В 1939 году он познакомился с Татьяной, женой драматурга Арбузова, актрисой театра Мейерхольда. Паустовский пришел — строгий пробор в прическе, застегнут на все пуговицы. Татьяне он сразу не понравился, а Татьяна ему — очень. Писатель стал присылать ей букеты, по одному в день.

Потом судьба пересекла их в эвакуации, во время второй мировой войны. Паустовский приехал с фронта в Чистополь к своей жене Валерии и ее сыну Сереже, чтобы увезти их в Алма-Ату. По совпадению Татьяна с ее дочерью оказалась там, их он взял в Алма-Ату тоже.

Валишевская три года не давала писателю развод, и в обмен на свободу он оставил ей квартиру и писательскую дачу в Переделкине. Долгое время он жил со своей новой семьей в 14-метровой комнате: он, Татьяна, дочь Татьяны и ее общий с Паустовским сын Алеша. Теснота и неустроенность не печалили Константина Георгиевича, он снова переживал огромную, безумную любовь, какой еще не видел свет.

«Нежность, единственный мой человек, клянусь жизнью, что такой любви (без хвастовства) не было еще на свете. Не было и не будет, вся остальная любовь — чепуха и бред. Пусть спокойно и счастливо бьется твое сердце, мое сердце! Мы все будем счастливы, все! Я знаю и верю», — писал он Татьяне.

Марлен Дитрих

Марлен Дитрих
Марлен Дитрих

Уже в 1964 году Паустовский встретился с Марлен Дитрих. Она прилетела в Советский Союз и первым же делом, еще в аэропорту спросила журналистов про Паустовского. Он был любимым писателем великой актрисы. Однажды она прочла его рассказ «Телеграмма» в интересном издании: русский текст, а рядом — перевод на английский. Для нее это было как удар молнии. Актриса искала другие книги писателя, изданные на английском, но не могла найти. Поэтому в СССР она летела с надеждой встретиться с Константином Георгиевичем. А он как раз лежал в больнице после инфаркта. И когда он, больной и почти совсем слепой, все-таки пришел на один из ее концертов и поднялся на сцену, Марлен опустилась перед ним на колени.

«Я не уверена, что он известен в Америке, но однажды его «откроют». В своих описаниях он напоминает Гамсуна. Он — лучший из тех русских писателей, кого я знаю. Я встретила его слишком поздно», — говорила актриса.

Бесконечное письмо

Когда Константин Паустовский умер, его сыну Вадиму попали в руки письма к одной женщине, последней возлюбленной писателя — он набрасывал их, работая над своей последней книгой. И они ужасно напоминали те письма, которые в своей далекой юности он писал невесте Кате, Хатидже. Те же слова, те же обороты, те же интонации…

«Именно тогда мне и пришло в голову, что, по существу, он был однолюбом, что все браки и увлечения только дополняли и развивали друг друга, что состояние влюбленности было необходимым условием успешной творческой работы. Он им очень дорожил и, может быть, даже провоцировал его», — вспоминал Вадим.

Ведь не зря герои книг Паустовского писали своим возлюбленным точно такие письма, как автор — своим. Константин Георгиевич писал жизнь и жил в книгах, он «выходил из границ реального», о чем потом жалел. Но для него, гениального романтика, другого пути, видимо, просто не было.

Один исследователь жизни и творчества Константина Паустовского как-то признался Вадиму, что он очень боится: в собрании сочинений писателя будут опубликованы письма ко всем его женам и возлюбленным: «Ведь это будет как письма к одной женщине».

«Не вижу в этом ничего страшного, — ответил Вадим. — Именно потому что это — как письма к одной женщине…».

Популярное в

))}
Loading...
наверх