Свежие комментарии

  • Елена Киршанская28 февраля, 21:44
    Вета, вот спросить хочу.. В чем вам видится советский характер? Мне очень понравилось как вы написали. На мой взг...Гид по творчеству...
  • Яна Ашмарина28 февраля, 17:29
    Люблю Рубину, особенно "Русскую канарейку".Гид по творчеству...
  • Вета Магиня28 февраля, 13:18
    Я прочитала все, что когда-либо написала Дина Рубина. Мне надо было узнать еврейский характер как бы изнутри и в движ...Гид по творчеству...

Контракт . Научно-фанстическая новелла о недалеком будущем. Для любителей антиутопий. 

Контракт . Научно-фанстическая новелла о недалеком будущем. Для любителей антиутопий. 

Научно-фанстическая новелла о недалеком будущем. Для любителей антиутопий. 

1

Джеймс не успел спуститься с трапа самолета китайских международных авиалиний, как к нему подскочил жилистый китаец, от вида и движений которого несло армейской выправкой. Встречающий рукой указал на черный лимузин Geely с надписью VIP на двери. Они молча сели в автомобиль, встречающий — рядом с водителем. Военный обернулся и спросил:

-- Как долетели?

Джеймс пожал плечами:

-- Быстро. Невкусный обед, три скучных фильма и я тут.

Как Джеймс и ожидал, на паспортном контроле было не многолюдно, но работало всего два окошка из пятнадцати. Пограничники основательно подходили к вопросу проверки — очередь не двигалась. Его проводник указал на крайнее левое окошко дипломатического коридора, уверенно направившись туда. Предъявил пограничнице красную корочку с гербом, жестом подозвал Джеймса. Девушка пару секунд повертела его паспорт в руках, вставила миграционный вкладыш и отдала ему документы, дежурно улыбнувшись. Джеймс с благодарностью кивнул:

-- Шие-шие!

Проводник повёл Джеймса к выходу, попутно обращаясь:

-- Багаж заберет водитель, а мы с вами пойдем сразу к машине. В магазин вам не надо? Бритвы, зубную щетку можно взять в гостинице, а с остальными вещами тут плохо, так что лучше сразу закупиться здесь.

В магазине Джеймс был недолго, купив пару безделиц, в большей мере чтобы не обидеть своего спутника. Выйдя из дьюти-фри, они встали на пустынную дорожку траволатора и Джеймс с интересом принялся разглядывать редкие включенные билборды слева и справа от него. Огромные, на всю стену, жк-панели казались Джеймсу странным зрелищем в этом пустынном месте, как будто цивилизация умерла, уцелели лишь машины, которым никто так и не сообщил о том, что больше можно не стараться. Голографические анимационные ролики, озвученные юными, тошнотворно-бодрыми китайскими голосами, под агрессивно-мультяшный саундтрек продавали стандартный набор аэропортового барахла, с азиатским уклоном: финансовые услуги, таблетки для похудания, медицинские страховки и программы профессионального обучения.

Когда они добрались до автомобиля, черного удлиненного представительского Geely новой модели, с тонированными стеклами, водитель уже был там, открыл багажник, показывая чемодан. Джеймс кивнул, подтверждая — моё. Они сели в машину, водитель поставил съемную мигалку на крышу, и рванул в центр. На просторном, шестиполосном шоссе редко попадались машины, в основном — старенькие бензиновые грузовики и легковушки, не спеша пыхтящие в крайнем правом ряду.

Серая, неприметная архитектура прилегающих к шоссе районов навевала скуку, и Джеймс начал клевать носом. Только когда они уже почти подъехали к гостинице, начали появляться красивые, монументальные здания. Geely свернул в подземный паркинг отеля, водитель приспустил окно и что-то буркнул охраннику в форме. Тот посмотрел внутрь салона, сверил номер с распечаткой пропусков, затем открыл шлагбаум. Водитель жестом показал "спасибо", произнеся дежурное "шие-шие".

Очаровательная стройная брюнетка на ресепшене была одета в красивое шелковое кимоно - Джеймс тут же поправил себя - не кимоно, а ханьфу! - расшитое золотыми драконами. Он невольно засмотрелся на девушку, излучавшую невинную красоту, очнувшись когда она обворожительно улыбнулась и задорно произнесла с легким акцентом:

-- Ни хау, Мистер Аллен, добро пожаловать в Four Seasons! Это ваш первый визит в Москву?

2

Включилась аудио-запись: "Внимание, ученые! Смена начинается через 10..9..8..7..6..5.."

Монитор Саши зажегся, замелькали иероглифы, как обычно в нижнем углу появился прогресс-бар загрузки. Выскочил логотип "НИИ РусБиоТек" и окошко для входа в систему.

Опять замелькали иероглифы вперемешку с обрывочными русскими фразами. Если сильно сконцентрироваться, можно было выловить какие-то знакомые слова - "аксоны.. загрузка.. 3д модель.. инкапсуляция", но Алекс, как пожалуй и все работники НИИ, давно не обращал на них внимания. В правом углу пошел таймер смены: 09:59:59.

Открылось окно с инструкциями. Саша быстро пробежался глазами по тексту - все то же самое, никаких изменений. "Российская программа по моделированию генома... передовые технологии... наши ученые создали уникальную систему... ваше вовлечение поможет человечеству выйти на новый этап развития...". Алекс быстро промотал до конца, где наконец увидел номер пластины и сектор для анализа. Вбил их в поиск, загрузилась картинка с изображением запутанных нейронов, справа - незаконченная 3д-модель. Интерфейс программы был довольно простой. Нужно вручную вращать слои, отмечая на них принадлежность конкретному нейрону, справа исходя из его действий автоматически генерировалась 3д-модель.

Руководитель отдела, Марченко, недавно говорил, что модель на 40% закончена, и до конца года они полностью расшифруют коннектом, нейронную карту мозга человека. После этого обычно шла пламенная мотивационная речь, целью которой было зажечь сотрудников на совершение великих дел, Саша же в такие моменты неизменно начинал думать о том, чем же их НИИ будет заниматься, когда проект завершится. Работа ему совершенно не нравилась, но он боялся что после окончания проекта начнется что-то совсем скучное и непотребное или, не дай бог, пойдут сокращения.

Саша довел кликанье до автоматизма. По еженедельной статистике он всегда входил в топ-5 сотрудников, показывая хорошие результаты, как по скорости, так и по точности. Иногда на него волной накатывала тоска от чувства бессмысленности своего труда, но в таких случаях его всегда спасал приятель, работавший в районной поликлинике, и имевший доступ к разным анти-депрессантам. 

* * *

-- Ну что, обедать пойдешь?, - Рома остановился у стола Саши, положив руку ему на плечо. Саша дернулся, как будто выходя из транса. Глаза заслезились, видимо он так глубоко погрузился в работу, что стал реже моргать. Саша закрыл глаза, прошла пара секунд, Рома пожал плечами и уже развернулся уходить. Саша окрикнул его:

-- Да, давай! Сейчас, последний аксон только доделаю.

* * *

Официантка в крестьянском фартуке и чепчике непонятной народности на голове, на высоких красных каблуках, подошла к ним и громко произнесла:

-- Добро пожаловать в "Великую орду". Вам меню на русском?

Рома удивленно посмотрел на девушку:

-- Да, лучше на русском.

-- Понимаете, у нас тут сегодня напряженка с русскими меню, приехала делегация из Новосибирска, может на китайском подойдет?

Рома пожал плечами:

-- Ладно, давайте на китайском! А с едой у вас тоже напряженка?

Официантка обиженно прикусила губу:

-- Нет, с едой все хорошо, единственное лосося нет. И только наличные принимаем, карточки не работают сегодня.

Рома многозначительно посмотрел на Сашу:

-- Лосося нет. Ну это уже ни в какие ворота! Тысячу юаней-то надеюсь сможете разменять?

Саша шикнул на Рому, виновато посмотрел на официантку:

-- Девушка, не обращайте внимание, это он так шутит!

Рома сунул свое меню Саше под нос.

-- Слушай, помнишь, что этот иероглиф значил? Какая-то дача многоэтажная, покосившаяся.

Саша усмехнулся:

-- Это как раз лосось, которого нет.

Рома заказал бизнес-ланч с пельменями "великорусскими" и вок с грибочками. Саша взял солянку и кисло-острую курицу "по-домашнему". Рома, который постоянно интересовался авто-новинками, но никак не решался приобрести авто, спросил:

-- Видел последний Джили, который для России выпустили? Китайцы его назвали "Джили Джигули", дизельный, двухлитровый. Сто пятьдесят тысяч юаней стоит, можно в рассрочку на три года взять, в банке оф чайна его чуть ли не насильно мне в последний раз предлагали.

3

Джеймс посмотрел на часы. Без десяти шесть. Китайские чиновники любят пунктуальность. Еще раз критически оглядел себя в зеркале, поправил волосы, в очередной раз на всякий случай натер и без того блестящие ботинки, затянул галстук. В лифте негромко играла китайская поп-обработка "калинки-малинки".

Хостесс ресторана, очередная длинноногая красавица в вычурном ханьфу подвела его к столику, за которым уже сидел Мистер Ли, торговый атташе Китая в России. Мистер Ли улыбнулся, совсем не по-азиатски пожал Джеймсу руку. Дождавшись пока Джеймс устроится на диване напротив, он произнес на идеальном английском, с ярким американским акцентом:

-- Мистер Джеймс, я взял на себя риск и заказал вам утку по-пекински, она здесь очень хороша. И конечно молочного поросенка.

Джеймс вежливо кивнул:

-- Да, конечно.

Ли наклонился вперед, как будто желая поделиться секретом:

-- С вашего позволения, я заказал себе суши. Знаете, я глубочайший патриот своей страны, но с возрастом мне перестает нравиться наша кухня. Видите ли, в Китае всегда было больше ртов, чем мы могли прокормить, поэтому еду приходилось приукрашивать, чтобы народ не понял, что есть в принципе нечего. Мы сотни лет старались максимально выжать полезные и питательные ингредиенты из того, что попадется под руку. С такой философией сложно сделать что-то здоровое. А здоровое питание после пятидесяти - залог хорошего самочувствия.

Джеймс понимающе кивнул. Мистер Ли пустился в эту тираду не просто так. Если кто-то из однопартийцев Ли узнает, что тот не достаточно патриотичен, хотя бы и в том, что ест не китайскую еду, его могут объявить в нелояльности и выкинуть из партии. Да, в Китае людей упекали за решетку и за меньше провинности.

Покончив с выбором ужина, Ли улыбнулся:

-- Мистер Джеймс, как символично. Американец и китаец решают судьбу России в ресторане напротив Кремля! Я знаю, что вы не пьете, но позвольте мне поднять этот бокал за нашу удачу!

Джеймс неудобно поежился. Ему никогда не нравились пафосные речи. По его мнению, задача у него была очень простая - подписать продление договора на покупку российской нефти и других полезных ископаемых американскими компаниями на следующие пять лет. В идеале - без каких-либо ухудшений в условиях. Тем не менее дипломатическая выдержка требовала играть по правилам приглашающей стороны.

Ли сразу взял быка за рога:

-- Вы знаете, у нас сейчас много разговоров ведется по поводу корректности нашей политики в России. Критики указывают на ошибки американцев, говорят что Китай не имеет права их повторить. Что Вы думаете об этом, мистер Джеймс?

Джеймс на мгновение задумался. Иногда ему казалось, что глубокие философские беседы - любимое занятие высоких китайских чинов. Отвечал он осторожно, подбирая слова как можно точнее:

-- Как вы понимаете, в США было много несогласных на изоляцию, и это разногласие между либералами и консерваторами так и осталось нерешенным. Мы довольно давно перестали вовлекаться в военные конфликты и насаждать "американскую демократию", все наши последние внешнеполитические действия имеют исключительно рациональные, экономические цели.

Ли согласно кивнул, в глазах появились искорки. Ему понравилось, что Джеймс проглотил наживку:

-- Как Вы понимаете, я пристально слежу за всем происходящим в Америке. То, что вы закрыли границы имело неожиданный эффект на развитие робототехники. Сколько сейчас роботов в среднем трудится на одну американскую семью?

Джеймс усмехнулся:

-- Уверен, что Ваша статистика точнее моей. Тем более что больше половины роботов все еще производится у вас.

Ли хохотнул:

-- Да, Вас не просто провести, мистер Джеймс! Но вы же знаете, мы пошли немного другим путем. Наши роботы гораздо дешевле, плюс мы их сразу научили размножаться. Как вы догадались, я говорю о нашем преданном делу Партии китайском народе!

Ли громко загоготал, испугав проходящую мимо официантку. Джеймс улыбнулся, оценивая политическую некорректность шутки. Он посчитал это за еще одно предложение говорить открыто. Ли продолжал:

-- Я понимаю, что Вам бы хотелось продлить контракт на тех же условиях и поскорее уехать в Вашингтон. Я должен Вас огорчить, Партия считает, что ситуация изменилась и простого продления не получится. Как я вам говорил, многие сейчас считают, что мы повторяем ошибки Америки пятидесятилетней давности. Проблема в том, что мы, в отличие от вас никогда не хотели насаждать свои ценности миру. Мы никогда не хотели колонизировать Россию, хотя многие сейчас считают, что произошло именно это. Вначале это была всего лишь поддержка, оказанная стране, изнуренной экономическим коллапсом и последовавшей кровавой революцией.

Ли задумался и посерьезнел:

-- Знаете, я люблю поразмышлять о судьбе своего народа. И долго думал о том, как же так произошло. Дело в том, что китайская бережливость не дает нам возможности терять государственные деньги, поэтому когда денежная помощь России разлеталась практически полностью по карманам их чиновников, мы не смогли просто закрывать на это глаза, и стали предоставлять помощь исключительно "натурой". Я считаю, что это было большой ошибкой. После того, как мы попали сюда, мы стали воспринимать эту страну как нейтральную, незанятую территорию, и китайцы начали переезжать сюда в больших количествах. А ведь всем известно, что русские очень подозрительно относятся к иностранцам и умеют копить неприязнь, взрываясь в тот момент, когда бдительность узурпатора усыплена.

Джеймс завернул тонкий ломтик утки в рисовую лепешку, хрустящая корочка имела потрясающий вкус. Его жена, воинствующий веган, никогда бы его не простила за этот момент слабости. Ну, не все же он ей должен рассказывать. Джеймс кивнул, соглашаясь со словами Ли:

-- Мы тоже считаем, что Китай де-факто колонизировал Россию, сделав ее своим природно-ископаемым придатком. Мы также предполагаем, что это накладывает определенные требования, идущие в комплекте с позицией "доброжелательного диктатора". Вы же хорошо знаете, на какие жертвы идут сейчас русские, чтобы выполнять условия поставки минералов по вашим контрактам? Можно посчитать, что это перешло границы человечности.

Ли зло посмотрел на Джеймса, чем нимало его удивил. Неужели он не понимал, что мы обладаем всей необходимой информацией и в определенный момент ей воспользуемся?

-- Мистер Джеймс, несмотря на то, что Китай является основным торговым партнером России, мы наоборот стараемся не влиять на политические решения российской власти. Если мы начнем насаждать свои порядки и учить русских управлять своим народом, мы увязнем еще больше, чем сейчас. То давление, которое вы оказываете на нас является как минимум неэтичным!

Джеймс сочувственно посмотрел на Ли. Действительно, их положению сложно позавидовать. Он подозвал официантку и заказал джин с тоником. Ли удивленно взглянул на него и Джеймс криво усмехнулся:

-- Я чувствую, что без алкоголя найти решение в России не возможно.

Поев, Джеймс и Мистер Ли перешли в уютную комнату для конфиденциальных переговоров. Джеймс посмеялся про себя, уверенный, что в этой конфиденциальной комнате китайские спецслужбы пишут каждое его слово. Ли опять перешел на философские темы, раззадоренный все более резкой реакцией Джеймса и поглощаемым алкоголем:

-- Должен признаться, мне в какой-то степени нравится то, что у вас военно-промышленный комплекс окончательно слился с государством. То, что вы решили повторять экономический успех вовлечения США в первых мировых войнах, когда вы до последнего момента поставляли оружие обеим сторонам, а потом предоставляли кредиты и американскую продукцию восстанавливающимся странам — прекрасный образец циничного капитализма, в котором так любят обвинять вас либералы и пацифисты. Каждый раз, когда вскрывается масштаб вашей вовлеченности во внутреннюю политику государств, даже наше партийное руководство, которому совсем не чужд цинизм, удивляется вашей меркантильности. Расшатывание ситуации на Ближнем Востоке, цветные революции, смена власти в Украине. Поразительно, что вы же потом еще и раскрываете все свои секретные документы, показывая всему миру свое грязное белье. Уничтожать верхушку государства, чтобы затем с наивным видом прийти на помощь и залить очередную, оставшуюся в руинах страну кредитами и товарами - это блестящая бизнес-модель. И сейчас вы мне говорите, что изоляционная политика США все поменяла. Больше нет той старой, меркантильной Америки, плюющей на чувства других народов и стран. 

Джеймс откинулся в кресле. Сегодня он выпил впервые за двадцать лет. Он стал серьезно задумываться о том, чтобы вдобавок выкурить первую за двадцать лет сигару. Разговор давно перестал клеиться. Взаимные подозрения сторон вываливались наружу, как вещи из упавшей корзинки.

-- Мы всегда боялись повторить ошибки США, стать врагом номер один в мире. Мы всегда боялись, что за нами будет тянуться запах непристойных денег, что за Китаем закрепится репутация меркантильного народа, не обращающего внимания на тяготы других стран. Но знаете, не все в Китае считают, что меркантилизма нужно бояться. То, что мы старались не опускать в грязь лицом ослабленные нации, делая наше вовлечение по возможности легким и незаметным, многими в Партии перестало цениться. Некоторые считают, что мы наоборот... не достаточно агрессивны. И если китайские ястребы победят, боюсь, это может означать конец нашей империи.

-- Слушайте, если вы так хотели оставаться тут незаметными, зачем вы переняли в управление "Шереметьево"? Вы только забыли поставить билборд с надписью: "тут рулят китайцы"!

-- Вы совершенно правы, я считаю это очередной ошибкой в нашей работе с русскими. Они сами потребовали, чтобы мы ограничили доступ к международному аэропорту их гражданам. Они отобрали загранпаспорта у своего населения, оставив возможность ездить за границу только вип-чиновникам и крупным бизнесменам. Для этого они теперь используют исключительно военные аэропорты. Пассажирский аэропорт им стал неинтересен.

Ли подлил зеленого чая в крохотную чашку Джеймса, поднял свою чашку, сдувая чайный листик.

-- Вы знаете, мы никогда не говорили им, что надо делать, мы никогда не принимали за них решения и не эксплуатировали их народ. Все решения они принимали самостоятельно, мы только сказали на каких условиях готовы с ними сотрудничать. Мы не поддерживаем геноцид других народов. Но мы также не считаем себя ответственными за их судьбу. Мы отвечаем исключительно за здоровье и успех своей нации. Если русский народ считает своих правителей справедливыми и готов терпеть невзгоды и жестокость, кто мы такие, чтобы требовать чего-то другого?

-- Странно это слышать от вас. Мао тоже не был очень дружелюбен по отношению к своему народу...

-- Я знаю, что Вы представляете себя экспертом в китайской истории, докторская степень в йейльском университете и так далее, но мы никогда не считали западное мнение о Мао справедливым и полным. Ваше неприятие коммунистов делает вас необъективными. Кроме того, мы не воспринимаем личные невзгоды каждого конкретного человека как великую трагедию. Нам требовалось изменить общественные порядки, скинуть бремя европейского влияния, и реформы Мао оказались банальной необходимостью.

Джеймс решил, что Ли искусно выводил его из себя весь вечер, но уже был не в силах сдерживаться:

-- Реформы путем уничтожения своего народа?

Ли покачал головой:

-- На тысячелетнем отрезке это ничего не значит. Мы - самая крупная экономика в мире, восемь из десяти научных открытий совершаются в Китае. У нас одна из самых высоких продолжительностей жизни в мире. Мы - страна с самой высокой рождаемостью. У нас самое большое количество миллионеров. Каждая вторая вещь в мире произведена у нас. За все это мы должны быть благодарны Мао и Партии.

Вернувшись в номер, Джеймс буквально рухнул на кровать. Его голова гудела от алкоголя и напряженных споров. Он понимал, что Ли обвел его вокруг пальца, принудив открываться, защищать свои демократические ценности, хотя цель ему была поставлена совершенно другая. После разговора с Ли впервые пошатнулась его вера в индивидуализм. Действительно, если государство строить по принципу муравейника, в котором работяги без устали работают на общее благо, и никто считает необходимым обращать внимание на их несчастья, и целью считается только общенациональный успех, в этом и есть залог эффективного развития. Джеймс поежился. Как, хотя бы теоретически, можно остановить такое государство?

4

Таймер на компьютере дошел до нуля. Высветилось: "Конец Смены". Через несколько секунд экран погас. Из динамиков раздался металлический голос. "Ученые! Спасибо за вашу работу, ждем вас в понедельник, в девять утра. Не забудьте сегодня в восемь вечера посмотреть прямую линию с Президентом".

Саша встал и потянулся, ощущая приятный прилив крови к застоявшимся суставам. Рома уже выбегал из офиса, махнув ему на прощание рукой, постучав по часам: мол — опаздываю, некогда!

Саша устало посмотрел из стороны в сторону. Коллеги, молчаливые, незаметные, спешно собирались. Вздохнув, Саша тоже собрал вещи и пошел на выход, обдумывая, чем займется сегодня.

* * *

-- Саша - Вера, Вера - Саша, — Антон плеснул Саше и девушке в кружку чего-то бордового. — Саша у нас ученый. А Вера — филолог! Филолология это как, тоже ведь наука, правда, Верка?

Он подмигнул ей и понесся открывать дверь новоприбывшим гостям. Вера засмущалась, прижимаясь спиной к стене. Саша добродушно улыбнулся и легонько ударил своей кружкой по ее, придвинувшись к ней настолько, чтобы она ощутила тепло его тела:

-- Ну что, за знакомство, Верочка?

* * *

Жаркие объятья Веры, тонюсенькие ручки и ножки, как конечности кузнечика-переростка, ее пьяный, льющийся нескончаемой ласковой патокой лепет, обдающее женским влажным теплом дыхание, щекочущее его ухо, все это доставляло Саше огромное удовольствие. После четвертой кружки кагора - по крайней мере для себя он определил этот крепленый напиток так - Саша, не в состоянии больше сдерживать свои желания, просунул свою руку ей между ног, языком настойчиво пролезая в ее рот. Вера приятно постанывала. Липкий, сладкий запах молодости, страсти и алкоголя. Ее расширенные зрачки - бездонные колодцы наивной сексуальности. Прикоснемся к вечности, началу всех начал. Саша рванул ее на себя, в глазах Веры мелькнул страх, всего лишь на мгновение, сотую долю секунды, но ему это польстило, он вошел в нее резко и глубоко, ее крик удивления, боли и удовольствия был подтверждением его мужской силы.

* * *

Наутро Саша постарался быть настоящим джентельменом. Алкогольная животная решительность выветрилась, но, к удивлению Саши его вчерашняя симпатия к Вере не испарилась, наоборот стала сложнее, милее. Черт, может это она... любовь?

Следующие два дня они не могли перестать наслаждаться друг другом. Часы, проведенные вместе, до отказа были заполнены липким сексом, дешевым алкоголем и жаркими беседами ни о чем.

Вскоре Вера познакомила Сашу со своими друзьями, среди которых ярким лидером был Иван, здоровый парень с лошадиным смехом. Именно Иван, а не Ваня. Если Саша правильно понял, Иван был революционером, соответственно Ваней ему быть не подобало. Вера очень хотела, чтобы Саша ему помог. То, как Вера порхала вокруг Ивана вызывало у него бурное, гадкое чувство ревности. Он мечтал вернуться обратно, в уютный мир скучной, тупой работы, но понимал, что животные инстинкты не допустят спокойной развязки.

* * *

Через неделю Вера притащила с собой какой-то небольшой сверток. Поднесла указательный палец к губам, оттолкнула его, когда он попытался прижать ее к себе. Вера осторожно развернула сверток и достала блестящий черный предмет. Нажала на стеклянную поверхность и предмет зажегся ярким светом.

-- Смотри, это просил показать тебе Иван.

Она что-то быстро делала с предметом, вспыхивали какие-то огоньки, прямоугольнички и куски текста. Предмет казался фантастическим, ничего похожего Саша никогда не видел. Наконец Вера сунула предмет ему в руки, показав как пальцем можно двигаться по тексту:

-- Читай!

Саша начал читать какой-то текст, в котором, как он понимал, кратко описывалась история современной России.

"Российская Федерация.. государство с самой высокой площадью.. начало государственности с 862 года.. С 2022 года страна полностью отрезана от западного мира.. запрет на использование Интернета.. запрет на иностранные товары, иностранные фильмы.. иностранные технологии предаются демонизации и остракизму.. Экономический упадок, связанный с высоким уровнем коррупции и отсутствием мотивации у населения.. запрет на выезд за границу.. приход к власти силовиков.. спровоцировал дальнейшее движение в сторону консерватизма и подъем православия до небывалых высот.. очередной серьезный экономический кризис привел правительство к состоянию дефолта.. отсутствие средств для поддержки населения на фоне общего стремительного обнищания.. В связи с очень сложной экономической ситуацией Россия подписывает торговое соглашение с Китаем.."

Саша глазами пробежался по статье, переставая вчитываться в строчки. Что это? Научная фантастика? Революционный памфлет? Вымысел или правда?

Вера с интересом и каким-то вызовом посмотрела на Сашу.

-- Ну что, прочитал?

Саша кивнул. Внимательно посмотрел на нее:

-- Зачем ты мне это показала?

В ее взгляде блеснуло разочарование:

-- А ты думаешь это не правда?

Саша задумался, затем покачал головой:

-- Нет, я не думаю, что это неправда. Я не понимаю, зачем ты мне это показала? Что ты хочешь чтобы я делал с этими.. знаниями? Знал, что все еще хуже, чем мне всегда казалось?

Вера взяла его за руки, посмотрела ему в глаза:

-- Ты же понимаешь, что они делают с нами?

Саша с болью посмотрел на Веру:

-- Вера, со мной они ничего не делают. Не пытают, не убивают. Я так понимаю, что все, что они хотели, они уже провернули еще при наших дедушках и бабушках. Нам уже поздно что-то менять.

-- Нет, не поздно. Понимаешь, что всегда есть люди, которые никогда ничего не делают, считают, что всё - поздно. И с каждым годом разорвать этот узел становится все сложнее.

Саша подошел к раковине, сполоснул стакан и налил остатки вина, выпил. Он все еще хотел открутить всё назад и пребывать в неведении. Сейчас он проклинал себя за животную слабость, за то что в кои то веки открылся незнакомому человеку, дал ей возможность прорвать его крепкую оборону. Этим своим щекотанием и феромонным дыханием она в момент разрушила его годами выстраиваемую крепость.

-- Слушай, ну так же не может бесконечно продолжаться. Что-то случится. Поменяется мнение, или кого-то совесть замучает. Как там было в той статье, Перестройка-Гласность-Развал?

Вера рванула Сашу за руку:

-- Понимаешь, что если все будут думать как ты, мы все тут сгнием нахрен? Иван пытается что-то поменять, а не сидеть сложа руки, как все вы!

Саша отпрянул от нее, покачал головой, желание придушить Ивана было как никогда сильным:

-- Я не революционер, Вера. Я конформист, если они мне говорят прыгать, я прыгаю. Нужно гимн спеть - я пою. Нужно крест поцеловать - целую. Нужно кнопки нажимать восемь часов в день - буду нажимать. Не думаю, что я предназначен для подвигов и трагедий.

Вера фыркнула, взглядом размазывая его по полу.  

Саша молча, залпом, допил стакан кагора, натянул свитер и вышел из квартиры на улицу. Хотел было сильно хлопнуть дверью, но передумал и тихонько ее затворил.

5

Джеймсу потребовалось еще две встречи с Ли, для того чтобы добиться продления контракта. От лица Америки Джеймс подтвердил, что они не будут пытаться менять власть в России, не будут прямым или косвенным образом помогать русским оппозиционным силам в стране и за ее пределами. Не будут требовать от Китая уничтожения российского ядерного арсенала. Со своей стороны Китай предоставит возможность приобретать российские ископаемые по цене, указанной в предыдущем контракте. Меркантилизм и прагматизм в очередной раз победили. Уже сидя в самолете, Джеймс заказал виски и чокнулся со своим отражением в иллюминаторе. Как там говорил Ли? Мы не считаем себя ответственными за судьбы других народов?

Джеймс нажал на экран дисплея, выбирая шоу, наткнувшись на "Вечернее шоу Рэя Далио". После жестких баталий с китайцами хотелось чего-то легкого и веселого. Интересное совпадение - на экране Рэй обсуждал судьбу России с демократом Крисом Ронни.

-- Рэй, давай поговорим о русских. Помнишь таких парней?

Рэй откладывает кружку, демонстративно чешет подбородок. Смешки в зале.

-- Смотря что ты хочешь обсудить, Крис? Я читал Толстого в школе, но коммунистом никогда не был. 

-- Ну как, я предлагаю последовать их примеру. Давай и у нас тоже отрубим Интернет. Не хочу чтобы мои дети смотрели порно после школы. Пусть займутся наконец чем-то полезным!

-- Ты не прав Крис, порно очень полезно для твоих детей. Так они лучше подготовятся к семейной жизни, не будет фрустраций, несчастливых браков...

-- Я понял к чему ты клонишь, но давай обсудим серьезно что происходит сейчас в России. Уверен, что ты читал последний доклад Арчера?

Рэй качает головой:

-- Ты же знаешь, я не читаю то, что можно посмотреть на видео. Но, я всегда включаю твое шоу, надеюсь этого достаточно?

-- Ну, хорошо. И тогда, если ты действительно внимательно смотрел, ты знаешь, что Арчер в своем докладе рассказал довольно шокирующие вещи...

-- Да, он сказал, что ЦРУ планирует обнародовать секретное соглашение русских с Китаем.

-- С тем Китаем, с которым мы уже тридцать лет находимся в состоянии торговой войны...

-- Да, с этим Китаем!

Смешки в зале.

-- Так что же было в этом соглашении, Крис?

-- Ну, я тебе дам свою версию. Как я ее понял, я засыпал пару раз пока слушал.

-- Как тебе будет угодно!

-- Ок. Русские отключились от Интернета. Экономика летит к чертям, люди ворчат. Меняется президент, приходят к власти кремлевские силовики. Они там что-то мутят с патриотизмом и православием, ссылают всех тех, кто не достаточно патриотичен в Сибирь. Начинают с серьезных правонарушений, но быстро переходят на школьников, обменивающихся видео анти-правительственной направленности, каких-то постов в соцсетях, дают сроки за распространение информации, подрывающей государственные устои и всё такое...

-- Подожди, я не понял. Ты это сейчас про сталинские репрессии или про современную Россию?

Смех в зале.

-- Хороший вопрос.. ну ты же знаешь, что Сталин все еще главный герой России?

-- А это не он уничтожил половину населения страны?

-- Видимо самую непатриотичную половину, поэтому все в порядке...

-- Так, мы уходим от темы!

-- Да, в общем экономика России достигает дна, народ выходит бастовать на улицы, силовики решают вводить чрезвычайное положение...

-- Слушай, а я не знал, что в России когда-то его отменяли... у них там разве не постоянно забастовки и революции? Что дальше?

-- А дальше приходит белый рыцарь в лице Китая и делает предложение, от которого нельзя отказаться.

-- Неужели на распродаже покупает у русских Сибирь, как мы когда-то взяли Аляску?

-- Нет, китайцы же умные, они не хотят обидеть патриотов. Да и зачем им депрессивный регион с большим количеством злобных и голодных русских? Они.. как бы это сказать.. берут Сибирь в аренду.

-- А, dacha!? Домик в деревне?

-- Типа того. Договариваются, что будут платить в Москву хорошие деньги за добычу полезных ископаемых.

-- А что люди?

-- Что ты имеешь в виду?

-- Ну, что все эти русские, которые остались без работы, что с ними-то?

-- Китайцы сказали, что им они не нужны, что они все сделают своими силами, у них и дешевая рабочая сила и техника - все свое.

-- Ох уж эти китайцы!

-- Но проблема осталась. Денег, которые китайцы дают, еле хватает на поддержание ребят у власти, их любовниц и детей. Дворцы, и те приходят в запустение и негодность. Плюс, народ голодающий начинает слетать с катушек. И тут кто-то сложил два и два.

-- О, интересно, и что же они придумали?

-- Ну смотри, если государство построено на православном патриотизме, кто является их главным врагом?

-- Дай догадаюсь. Американцы?

Смех в зале.

-- Это, Рэй, всегда правильный ответ! Но кто еще?

-- Не знаю... ну, скажем, не патриотичные люди? И не православные?

-- Ты гений, Рэй! Тебе никто не говорил это раньше?

-- Тебе надо сказать это моей жене, а то она не соглашается...

Смех в зале.

-- Так вот, Рэй, русские ребята в правительстве понимают, что у них в руках - мощный рычаг. Ведь при желании любого можно представить не патриотом. Носишь джинсы? Таблетки иностранные принимаешь? Книжки заморские тайком почитываешь? Молишься не тому богу? Или, не дай бог, атеист? Это все не патриотичный, гнилой материал! Понимаешь?

-- Ну, я понимаю куда ты клонишь, Крис!

-- Да, у русских появляется возможность сослать в Сибирь неограниченное количество народа. И этот народ бесплатно будет работать на добыче полезных ископаемых у китайцев. Ну и если кто умрет во время работы, никто сильно не расстроится, так как это же не патриоты и не цвет нации.

-- И что, русские так просто это схавали? Никто не вышел на улицы, не восстали против таких мер?

-- Видишь ли, те кто восставали, они же были не патриоты. Непатриотическое меньшинство, которое если сослать, всем остальным станет только лучше. 

-- Только не говори мне, что в Москве теперь одни чинуши, а остальных сослали на рудники...

-- Ну почему же. Есть чинуши, есть их обслуга, в виде полицейских и армии. Врачей наверное пару человек приберегли. И еще уменьшающаяся горстка людей, все более патриотичных, которых при каждой возможности или провинности ссылают в трудовые лагеря. 

-- Ну это же идеальная формула... не нужно улучшать жизнь своего народа, деньги капают от китайцев каждый месяц. Ну а дети же у чиновников тоже есть? Они что, не жалуются, что отрезаны от мира?

-- Рэй, ты слишком наивный для этого мира. Дети со старших классов едут учиться и жить в Шанхай.

Джеймса начало клонить ко сну, он выключил запись и перевел кресло в горизонтальное положение. Отказался от предложенного стюардессой второго виски, накрылся одеялом и заснул.

6

Вернувшись домой, Саша не обнаружил Веру. Она собрала все свои вещи и ушла. Он испытал облегчение — это было самым лучшим развитием ситуации. Еще раз ссориться с ней или посреди ночи выгонять ее на улицу он совсем не был готов. Раздевшись и почистив зубы, Саша лег в кровать, но заснуть не удавалось. В голове бешено крутились разные мысли. Неужели что-то зависит от моих действий? Неужели более решительное несогласие может как-то помочь в этой ситуации? Вернуть свободу? Какой смысл мне умирать за других людей? Саша вдруг встал, включил свет и начал рыться в коробках со своими старыми вещами. Раскопал древний фотоальбом, где он с родителями, счастливый, в глазах - искра жизни, бесстрашие. Черт, как они меня превратили в покорную марионетку?

К утру Саша как будто протрезвел. Вдруг правильный ход действий стал ему кристально понятен. Он достал лист бумаги и принялся писать.

* * *

"Внимание! Смена начинается через 10..9..8..7..6..5.."

Саша подошел к Марченко.

-- Анатолий Иванович, мне сегодня после обеда нужно отойти.

Марченко удивленно посмотрел вначале на него, потом на часы на стене.

-- В смысле, отойти?

-- Понимаете, есть одно дело, личное. Мне нужно на пару часов. Очень надо, вопрос жизни и смерти.

Марченко что-то посмотрел в компьютере, зависнув в неуверенности. Посмотрел на него, еще раз посмотрел на экран компьютера, потом кивнул.

-- Хорошо, отработаешь завтра.

За пять минут до обеденного перерыва мониторы погасли, металлический голос объявил: "Внимание, просьба оставаться на своих местах."

Раздался хлопок - Саша обернулся - дверь от удара резко раскрылась. В помещение влетел спецназ в полной экипировке. Саша словно сжался в пол. Военные направились прямиком к нему, круша и роняя всё на своем пути. Саша осторожно достал из кармана лист и поднял его над головой. Громко произнес:

-- Здесь чистосердечное признание и подробное описание деятельности подпольной террористической группы, которое я собирался сегодня отнести в милицию.

Двое спецназовцев больно, до хруста, заломили Саше руки. Один из них схватил его за волосы и потянул, так, чтобы Саша мог увидеть подходящего следователя в гражданском. Следователь широко улыбался, приближаясь к Саше.

-- Чистосердечное признание, говоришь?

Следователь подобрал упавший листок бумаги, пробежался по нему глазами. Саша выжидательно уставился на него.

Следователь аккуратно сложил листок пополам и демонстративно разорвал его, затем еще и еще раз, высыпав обрывки бумаги на стол, как конфетти.

-- Чистосердечные признания маме своей писать будешь!

Следователь ушел, нетерпеливым жестом призывая солдат за собой. Сашу повели по коридору, последнее что ему надолго врезалось в память — Рома, со страхом смотрящий в пол.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх