Почему читатели заказывали молебны и носили траур по книжным героям: В чём феномен романа «Огнем и мечом» Сенкевича

Увы, ни для кого не секрет, что практически каждому литературному произведению отмерено свое время, которое стремглав несется в вечность. Лишь единицы творений, став классикой, могут рассчитывать на понимание и признание как нынешних, так и грядущих поколений. В читательских кругах и в среде критиков с момента выхода в свет легендарного романа Генрика Сенкевича «Огнем и мечом» велись жаркие споры по поводу - постигнет ли его участь романов-однодневок, или станет он классикой. Но, только время способно расставлять все по своим местам - творением польского писателя до сих пор зачитываются книголюбы всего мира.
А вот о том, какой невероятный резонанс произвел этот роман на читателей более 135 лет тому назад, далее - в нашем обзоре.



Генрик Сенкевич.

 

Генрик Сенкевич.



Генрик Сенкевич – талантливый польский писатель, а также историк в какой-то степени, потому как переработать столько исторической информации, подняв груды архивов, и придать сухому материалу ярких красок и сочных оттенков, а также наполнить увлекательнейшим содержанием - дано не каждому автору. В свое время литератор совершил прорыв в жанре приключенческой и исторической литературы. И читатели, жаждущие приключений, глубоких переживаний и незабываемых впечатлений, с головой окунались в события захватывающих страниц его романа.

Поход армии Хмельницкого и Тугай-бея "на ляхiв". Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.

 

Поход армии Хмельницкого и Тугай-бея "на ляхiв". Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.



«Огнем и мечом» - ошеломительный успех начинающего писателя


Изначально автором планировалось, что первая часть «Трилогии» «Огнем и мечом» будет состоять из 60 частей, в результате их оказалось - 206. Несмотря на весьма нелестную оценку некоторых критиков, роман приобрел такую популярность, что Сенкевичу пришлось написать продолжение – другого выхода у него просто не оставалось.

Отряд Скшетуского и спасённый Хмельницкий. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.

 

Отряд Скшетуского и спасённый Хмельницкий. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.



Его роман читали всюду: в шляхетских усадьбах, в ремесленных мастерских, конторах и почтовых отделениях... В редакцию газеты, где с 2 мая 1883 по 1 марта 1884 года отрывками печатался роман Сенкевича «Огнем и мечом», приходило огромное количество писем от читателей, которые умоляли автора не умерщвлять никого из героев книги. Когда персонаж романа Лонгинус Подбипятка все же погиб от рук татар под Збаражем, в стране наступил траур, в костелах заказывали молебны об упокоении его души.

Ни одна часть романа, ни одно значимое событие не оставалась без отклика читающей публики. Современник Генрика Сенкевича, историк литературы Станислав Тарновский, вспоминал, что в то время каждая беседа начиналась и заканчивалась дискуссией о романе, причем о его персонажах говорили, как о живых реальных людях.

Самая первая встреча Скшетуского с княжной Курцевич. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.

 

Самая первая встреча Скшетуского с княжной Курцевич. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.



Первоначально у писателя была задумка главной сюжетной линией произведения показать любовный треугольник между главными героями романа - Яном Скшетуским, красавицей-княжной Еленой Курцевич и полковником Иваном Богуном. И аудитория, затаив дыхание следила за развитием их отношений. Однако вскоре роман начал обрастать эпизодами, в которых читатель стал зачитываться описанием сражений, побегов, погонь, поединков, романтикой степной жизни и многим другим, являющимся теперь неотъемлемой частью книги. А тема рыцарства и патриотизма, буквально пронизавшая произведение, пробудила у поляков очень глубокое чувство национальной гордости.

Заглоба "захватил

 

Заглоба "захватил



Главной целью произведения, как утверждал сам автор, было поднятие национального духа поляков в момент меж усобицы внутри страны и народного восстания. И это ему, безусловно, удалось с лихвой.

Что говорила критика


Разумеется, что такой успех романа не остался без критических суровых замечаний литературоведов, один из которых отметил: «В романе Сенкевича одни видят совершенный шедевр, которым будут восхищаться потомки во все времена, другие утверждают, что этот роман подобен модной ткани, которая уже завтра уступит место другим сезонным товарам».

Подбипятка с захваченным Полуяном. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.

 

Подбипятка с захваченным Полуяном. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.



Так, некоторые знатоки истории отпускали в сторону писателя колкие упреки за фальсификацию и отсутствие в его произведениях реальной картины исторических событий и социальных явлений, чрезмерной идеализации исторических персонажей (в большей степени это касалось князя Иеремии Вишневецкого). Иные критики находили в романе Сенкевича приметы других жанров: сказки, вестерна, повести из народной жизни.

Погром в Разлогах. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.

 

Погром в Разлогах. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.



Однако самая главная претензия к роману заключалась в том, что его автору, был характерен однобокий взгляд, причем этакий гипертрофированный. Когда одни персонажи идеализировались, а другие - были исчадием ада. То бишь, казаки - отвратительны и ужасны, вечно пьяные, кровожадные, тупые и вся их цель - убивать, а в противовес им были показаны благородные шляхтичи. Безусловно, национальная принадлежность Сенкевича давала о себе знать весьма конкретно. Тем не менее, хотя автор и был всем сердцем и душой на стороне своего народа, он все же постарался сохранить максимальную объективность, прекрасно понимая, "что огонь не вспыхнул бы так ярко и горячо, если бы солома не была вдоволь иссушена людскими страданиями".

Поединок Володыёвского с Богуном. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.

 

Поединок Володыёвского с Богуном. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.



Большинство читателей довольно легко простили Сенкевичу его симпатии - как можно было судить и требовать исторической объективной достоверности от художественного произведения, когда автор, имел право на свою, личную, точку зрения. А чисто с художественной стороны, как не крути, роман Генрика Сенкевича - великолепен. Основная композиция, ритм повествования, структура сюжета, подбор персонажей, колоритный язык написания - всё выверено почти идеально.

Несколько слов о сюжете романа

 

Скшетуский выходит из осаждённого Збаража. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.

 

Скшетуский выходит из осаждённого Збаража. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.



Шляхтецкий гонор и казацкая удаль, в который раз сошлись на поле битвы, отстаивая каждый свою правду. Кровопролитная война, начинавшаяся как восстание казаков войска Запорожского, достигла невиданных размеров. Интриги, подвиги и трусость, переговоры, победы и поражения, личные обиды Богдана Хмельницкого и то, во что это вылилось для Речи Посполитой и для Украины - все это вместе взятое и легло на страницы известного романа.

Обратный путь с Валадынки. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.

 

Обратный путь с Валадынки. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.



Одним словом - из-под пера писателя вышел роман, повествовавший о событиях средины 17 века, когда произошло восстание казаков под предводительством полковника Богдана Хмельницкого совместно с татарами против польской шляхты. В романе с достоверностью отражены образы очень многих исторических действующих лиц, реально существовавших в ту эпоху.

<br>Подбипятка один сражается против превосходящей силы противника. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.

 


Подбипятка один сражается против превосходящей силы противника. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.



Действие «Огнем и мечом» разворачивается по законам приключенческой литературы и, разумеется, без романтической нити здесь не обошлось: за сердце польской красавицы сражаются два кавалера на фоне кровавых столкновений, похищений, побегов, погонь. Однако эта сюжетная линия является в книге второстепенной. Особый же взгляд автора был, направлен на сражения, характер героев, их силу и доблесть. Автор колоритно, с большим мастерством описывал диалоги действующих лиц, которым присущи и юмор, и ирония, и достоинство.

Князь Иеремия Вишневецкий, дающий клятву. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.

 

Князь Иеремия Вишневецкий, дающий клятву. Иллюстрации к роману «Огнем и мечом» Юлиуша Коссака.



Сейчас сложно судить, о том, кто был прав, а кто виноват почти пять веков тому назад: каждому всегда была своя рубашка ближе к телу. Но, традиционно в истории советского времени образ Богдана Хмельницкого был возведен в ранг национального героя, что, впрочем, и немудрено, ведь в результате возглавляемого им восстания обширные украинские территории перешли в российское подданство.

Генрик Сенкевич же в своем романе "Огнём и мечом" показывает события с другой, с "польской" стороны. У него Хмельницкий - сумасброд и пьяница, начавший бунт из-за личной обиды. Фактически разрыву между казачеством и польской шляхтой послужил случай, который полностью изменил жизнь казачьего полковника, и окончательно настроил против Польского государства.

Богдан Хмельницкий.

 

Богдан Хмельницкий.



Польский подстароста Даниэль Чаплинский разгромил его хутор, украл его возлюбленную и приказал жестоко избить полковничьего сына. Обратившись к королю за помощью, Хмельницкий получил лишь совет: лучше защищать свои земли. Что, тот и сделал, подняв вооруженный мятеж и, со временем, присоединив большую часть Украины к России. Чрезмерно высокой оказалась цена личной обиды Хмельницкого для польской шляхты. Но, это будет гораздо позже...

А по роману Сенкевича, вспыхнувшая искра вражды разожгла пожарище войны, из которой Речь Посполитая вышла победительницей – роман заканчивается описанием битвы под Берестечком в 1651 году, в которой польская армия нанесла сокрушительное поражение казацко-крымскому войску.

Интересные факты из жизни писателя Генрика Сенкевича

 

Портрет Генрика Сенкевича.

 

Портрет Генрика Сенкевича.



И в завершение хотелось бы перелистнуть несколько страниц из биографии Генрика Сенкевича, дабы наш читатель больше смог узнать о перипетиях жизни писателя и его литературной деятельности.

Детство и юность


Генрик Адам Александер Пиус Сенкевич родился в мае в 1846 году в деревеньке Воля-Окшейска, что в Польском Царстве, где было помещичье имение отца. Что любопытно, его родственники по батюшке являлись татарами, принявшими католическую веру и переехавшими в Польшу. Род по материнской линии происходил из белорусских дворян. Однако родители Генрика считали себя полноценными поляками и, разумеется, такое восприятие передали своим шестерым детям.

Портрет Генрика Сенкевича в юности.

 

Портрет Генрика Сенкевича в юности.



Семья Сенкевичей внезапно разорившись, оказалась в затруднительном финансовом положении. Поэтому отец вынужден был продавать за долги свои имения, а кода было продано последнее, семейство Сенкевичей переехало в столицу Польши Варшаву. Несмотря на бедственное положение, родители всеми силами пытались дать своим детям хорошее образование. Благодаря чему юный Генрик окончил варшавскую гимназию и успешно сдал экзамены в местный университет на медицинский факультет, но вскоре из-за отсутствия интереса к предмету перешел на историко-филологический.

Однако в 1871 году Генрик был вынужден и вовсе оставить университет, теперь уже из-за банального отсутствия денег. Учась в вузе, юноша был довольно посредственным студентом, но при этом хорошо преуспевал в литературе и польском языке. Именно эти предметы и помогли начинающему таланту проявить себя и в скором будущем добиться немалого успеха. Вдохновляясь романами Вальтера Скотта и Александра Дюма, он еще в студенческие годы сочинил свой первый рассказ «Жертвоприношение», которое так и не удалось опубликовать.

Генрик Сенкевич - наинающий писатель.

 

Генрик Сенкевич - наинающий писатель.



Сенкевич - журналист



Не остановившись на неудачном опыте, Генрик пробует себя в журналистике. Бедный студент взял псевдоним Литвос и принялся писать статьи, эссе и очерки для нескольких периодических изданий Варшавы ("Нива", "Газета польска" и другие). Его талантливые работы заметили и начали публиковать. У юного Сенкевича был новаторский подход к сочинительству и легкий слог, что быстро оценили в журналистских кругах, поэтому Генрик и решил бросить учебу в университете и посвятить все свое время работе.

Генрик Сенкевич в столовой.

 

Генрик Сенкевич в столовой.



В кругу польской интеллигенции он совсем скоро приобрел репутацию чуть ли не самого лучшего журналиста Варшавы. Уже в 1872 году состоялся первый дебют Сенкевича, написавшего повесть "Начало". Окрыленный успехом новичок продолжил активно сочинять собственные произведения и публиковаться.

Во второй половине 70-х за счет редакции газеты много путешествовал по Европе, посетил Америку, где, набравшись впечатлений и вдохновившись путешествием и невиданной ему ранее заграничной жизнью, молодой человек пишет множество новелл, очерков, репортажей, которые регулярно появлялись в польской печати.

 Генрик Сенкевич с детьми.

 

Генрик Сенкевич с детьми.



Так, путешествуя по Италии, он знакомится с полькой Марией Шенкевич. Через два года молодые сыграли свадьбу. Брак оказался успешным, счастливым, но, увы, недолгим. В 1882 году у Сенкевичей родился сын Генрик Йозеф, через год – дочка Ядвига. После рождения дочери здоровье супруги пошатнулась, и в 1885 году она умерла от туберкулеза. Сенкевич остался с двумя детьми на руках. После смерти жены писатель еще дважды женился.

Генрик Сенкевич и его третья жена Мария Бабская.

 

Генрик Сенкевич и его третья жена Мария Бабская.



Сенкевич - романист исторического жанра


Громкий успех разразился вокруг имени писателя после первого романа «Трилогии» «Огнем и мечом» (1883—1884), за которым последовали - «Потоп» (1884—1886) и «Пан Володыёвский» (1887—1888). Все эти романы были встречены читателями с восторгом и сегодня считаются классикой польской литературы.

После небывалого успеха «Трилогии» из-под пера писателя вышли еще несколько исторических художественных произведений, но они достигли меньшей популярности. Вновь оказался писатель в зените славы, опубликовав роман «Камо грядеши» (1894—1896), в переводе из старославянского «Куда идешь». Эта фундаментальная работа мастера прославилась далеко за пределами Польши, была переведена на более 50 языков и отмечена самим Папой Римским. К слову сказать, именно благодаря этому роману Сенкевич получил Нобелевскую премию по литературе в 1905 году.

Генрик Сенкевич за работой.

 

Генрик Сенкевич за работой.



Интересным фактом является то, что именно этот роман экранизировали чаще всего, а именно семь раз. Всего же за историю кинематографа было экранизировано свыше 20 произведений выдающегося писателя, творившего на рубеже 19-20 столетия.

К слову, в 1999 году польский кинорежиссер Ежи Гофман экранизировал роман «Огнем и мечом». В следующем обзоре вы узнаете о предыстории создания четырехсерийной исторической киноленты, об интересных фактах и о том, что осталось за кадром.

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/250320/45874/

Источник ➝

Страшные истории в русской литературе

Рассказы о встречах человека с нечистой силой — один из самых древних и живучих фольклорных жанров. В народе такие истории именовались былинками, а ученые делили их на былички и бывальщины. В быличках герои рассказывали о личных «приключениях», а бывальщины передавали те, кто при событиях не присутствовал. Писатели XIX века часто вплетали в сюжеты своих произведений старинные «страшилки». Предания о русалках и мертвых женихах, встречах с лешим и чертом — вспоминаем, кто из отечественных классиков особенно любил этот фольклорный жанр.

Василий Жуковский. «Светлана»

Василий Жуковский нередко выбирал для своих произведений исторические и фольклорные темы. Это роднило его литературные баллады с балладами народными — жанром, близким исторической песне. Одно из своих самых известных произведений в этом жанре, «Людмила», Жуковский написал на основе немецкого текста. Это была «Ленора» — «Подражание Биргеровой Леоноре» — немецкого поэта Готфрида Августа Бюргера. А он, в свою очередь, опирался на популярный фольклорный сюжет о том, как погибший жених забрал в могилу невесту. Вторая известная баллада Жуковского, «Светлана», имела выраженный русский колорит:

Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали;
Снег пололи; под окном
Слушали; кормили
Счетным курицу зерном;
Ярый воск топили…
<…>
Подпершися локотком,
Чуть Светлана дышит...
Вот... легохонько замком
Кто-то стукнул, слышит;
Робко в зеркало глядит:
За ее плечами
Кто-то, чудилось, блестит
Яркими глазами...

Во время крещенского гадания главной героине явился жених, «бледен и унылый», который увез девушку якобы на венчание. А на самом деле тоже оказался мертвецом. Однако, в отличие от Леноры и Людмилы, Светлана осталась жива: страшная история оказалась ночным кошмаром.

Орест Сомов. «Киевские ведьмы»

Орест Сомов включал в свои тексты былички и бывальщины в их исконном виде. С помощью деталей русского и украинского фольклора писатель старался отразить подлинные картины народной жизни. Его повесть «Русалка» вышла с подзаголовком «Малороссийское предание», а «Кикимора» — как «Рассказ русского крестьянина на большой дороге». В сказке «Оборотень» автор «вывел напоказ небывалого русского оборотня» — простодушного сына колдуна, который по примеру отца обратился в волка, не ведая, что с этим делать и как стать снова человеком.

Герой повести «Киевские ведьмы» — казак Федор Блискавка — женился на красавице Катрусе, которая оказалась колдуньей. Блискавка проследил за женой и стал свидетелем шабаша на Лысой горе:

Невдалеке от себя увидел он и тещу свою, Ланцюжиху, с одним заднепровским пасечником, о котором всегда шла недобрая молва, и старую Одарку Швойду, торговавшую бубликами на Подольском базаре, с девяностолетним крамарем Артюхом Холозием, которого все почитали чуть не за святого: так этот окаянный ханжа умел прикидываться набожным и смиренником. <…> И мало ли кого там видел Федор Блискавка из своих знакомых, даже таких людей, о которых прежде бы никак не поверил, что они служат нечистому, хоть бы отец родной уверял его в том под присягой. Вся эта шайка пожилых ведьм и колдунов пускалась в плясовую так задорно, что пыль вилась столбом и что самым завзятым казакам и самым лихим молодицам было бы на зависть.

Вся история наполнена магическими деталями: Сомов описал страшные ингредиенты для «летательной» мази, которой молодая жена натиралась перед шабашем, дикую музыку на Лысой горе, гибель главного героя и казнь самой Катруси — ведьмы не пощадили ее за то, что она раскрыла тайну своему мужу.

Александр Бестужев-Марлинский. «Страшное гадание»

Александр Бестужев-Марлинский был известным беллетристом XIX века. Иван Тургенев писал в 1869 году: «Пушкин был еще жив, но правду говоря, не на Пушкине сосредотачивалось внимание тогдашней публики. Марлинский все еще слыл любимейшим писателем». Бестужев-Марлинский не стремился к правдивому описанию народной жизни, зато его повести и романы отличались закрученными сюжетами и эффектными подробностями. Герой рассказа «Страшное гадание», офицер, отправился в метель на званый вечер. Он заблудился и попал в деревню на святочные посиделки.

— Мы будем гадать страшным гаданьем, — сказал мне на ухо парень, — закляв нечистого на воловьей коже. Меня уж раз носил он на ней по воздуху, и что видел я там, что слышал, — примолвил он, бледнея, — того... Да ты сам, барин, попытаешь все.

Я вспомнил, что в примечаниях к «Красавице озера» («Lady of the lake») Вальтер Скотт приводит письмо одного шотландского офицера, который гадал точно таким образом, и говорит с ужасом, что человеческий язык не может выразить тех страхов, которыми он был обуян. Мне любопытно стало узнать, так ли же выполняются у нас обряды этого гаданья, остатка язычества на разных концах Европы.

Во время страшного ритуала главному герою явился незнакомец — то ли человек, то ли нечистая сила. События развивались стремительно: поступки, на которые у героев раньше не хватало мужества, убийства, преследование и снова роковая встреча. Как и во многих традиционных «страшилках», в конце герой понял, что все это было просто страшным сном.

Николай Гоголь. «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Вий»

Николай Гоголь был настоящим знатоком страшных историй. Его первая большая книга «Вечера на хуторе близ Диканьки» поразила современников. Пушкин писал о ней: «Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности». Из восьми повестей сборника семь представляют собой по форме бывальщины, которые пересказывает пасечник Рудый Панько. Перед читателями оживают русалки, колдуны и черти, описанные не со страхом и трепетом — что было бы обычно для фольклора, — но с юмором, а иногда и поэтически возвышенно.

Левко посмотрел на берег: в тонком серебряном тумане мелькали легкие, как будто тени, девушки, в белых, как луг, убранный ландышами, рубашках; золотые ожерелья, монисты, дукаты блистали на их шеях; но они были бледны; тело их было как будто сваяно из прозрачных облак и будто светилось насквозь при серебряном месяце.
Николай Гоголь, отрывок из повести «Майская ночь, или Утопленница»

К повести «Вий», которая вошла в сборник «Миргород» Гоголь оставил комментарий: «Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал». Вия — фольклорного персонажа, которого считали предводителем гномов и духом преисподней, — Гоголь описал так:

...Ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека. …Длинные веки опущены были до самой земли. С ужасом заметил Хома, что лицо было на нем железное.

— Подымите мне веки: не вижу! — сказал подземным голосом Вий — и все сонмище кинулось подымать ему веки.

Иван Тургенев. «Бежин луг»

Известность пришла к Ивану Тургеневу в конце 1840-х годов, когда в журнале «Современник» стали выходить рассказы из цикла «Записки охотника». Михаил Салтыков-Щедрин считал, что они «положили начало целой литературе, имеющей своим объектом народ и его нужды». Тургенев с таким состраданием описал в «Записках охотника» тяжелую жизнь крестьян, что цензора Владимира Львова, который пропустил рассказы к печати единым изданием, уволили без права пенсии по личному распоряжению Николая Первого.

В произведении «Бежин луг», которое входило в цикл, Тургенев собрал целую коллекцию быличек и бывальщин. Их по сюжету пересказывают у ночного костра мальчишки-пастухи. В рассказ вошли страшные истории про водяных и русалок, домового и призрак умершего барина.

Там не раз, говорят, старого барина видали — покойного барина. <…> Его раз дедушка Трофимыч повстречал: «Что, мол, батюшка, Иван Иваныч, изволишь искать на земле?»
— Он его спросил? — перебил изумленный Федя.
— Да, спросил.
— Ну, молодец же после этого Трофимыч... Ну, и что ж тот?
— Разрыв-травы, говорит, ищу. — Да так глухо говорит, глухо: — Разрыв-травы. — А на что тебе, батюшка Иван Иваныч, разрыв-травы? — Давит, говорит, могила давит, Трофимыч: вон хочется, вон...

Одному из юных пастухов привиделся леший — звал его из реки голосом утонувшего приятеля. Конечно, мальчики посчитали такое видение дурной приметой. И как оказалось, не зря: по сюжету, герой погиб в том же году.

Автор: Екатерина Гудкова

Картина дня

))}
Loading...
наверх