Тайны Кира Булычева: Почему автор «Гостьи из будущего» скрывал свое настоящее имя


 

16 лет назад, 5 сентября 2003 г. ушел из жизни знаменитый советский писатель-фантаст и сценарист Кир Булычев. Широкой публике он стал известен в 1980-х гг., ведь по его повести «Сто лет тому вперед» был снят культовый для советских подростков фильм «Гостья из будущего». Он также был сценаристом фильма «Через тернии к звездам» и мультфильма «Тайна третьей планеты». Около 20 его произведений были экранизированы. Однако у писателя-фантаста была и другая жизнь, где его знали под его настоящим именем.
И от коллег по своей основной профессии он долгие годы скрывал свой литературный псевдоним…



 
Писатель и сценарист Кир Булычев | Фото: 24smi.org

Писатель и сценарист Кир Булычев | Фото: 24smi.org


Настоящее имя Кира Булычева – Игорь Можейко. Он родился в 1934 г. в Москве в семье выходцев из дворянского рода. После окончания Московского государственного института иностранных языков Игорь Можейко несколько лет работал переводчиком в Бирме, а после возвращения в Москву поступил в аспирантуру Института востоковедения Академии наук СССР и занялся изучением культуры стран Востока. Защитив диссертацию, Можейко в том же учебном заведении начал преподавать историю Бирмы. Спустя 16 лет он стал доктором исторических наук.

 
Автор повести *Сто лет тому вперед*, по которой сняли фильм *Гостья из будущего*, Кир Булычев | Фото: 24smi.org

Автор повести *Сто лет тому вперед*, по которой сняли фильм *Гостья из будущего*, Кир Булычев | Фото: 24smi.org


В научных кругах его знали как серьезного ученого и преподавателя, автора научных трудов по истории Юго-Восточной Азии и публицистических очерков в журналах «Вокруг света» и «Азия и Африка сегодня». Занятие «беллетристикой», тем более такой «низкосортной» как научная фантастика, в институте считалось недостойным и несерьезным. Можейко опасался навредить своей репутации и потерять работу, поэтому, увлекшись литературным творчеством, взял себе псевдоним – Кирилл Булычев, составленный из девичьей фамилии матери и имени супруги, художницы Киры Сошинской. Позже имя Кирилл сократили до «Кир».

 
Писатель и его жена, Кира Сошинская | Фото: 24smi.org

Писатель и его жена, Кира Сошинская | Фото: 24smi.org

 

 
Кир Булычев на встрече с читателями | Фото: 24smi.org

Кир Булычев на встрече с читателями | Фото: 24smi.org


Сам Игорь Можейко позже рассказывал об этом с улыбкой: «Я в то время начал работать в Институте востоковедения и очень живо представил себе, что будет. Прочтут рассказ в институте – и выяснится, что младший научный сотрудник, который сбежал из колхоза, прогулял овощебазу, не явился на профсоюзное собрание и отнесся не по-товарищески к известной красавице Ивановой, еще и пишет фантастику! Гнать такого Можейку из института! В общем, я испугался. И в одну минуту придумал себе псевдоним: Кир – от имени жены, Булычев – от фамилии матери. На что-то более изысканное в тот момент не было времени. В страхе перед разоблачением я существовал и потом, но ничего особенно ужасного в таком положении не было: работа историка – совершенно другая сфера моей жизни, и люди, с которыми я работал, никакого удовольствия от того, что я пишу, все равно не получили бы».

 
Кир Булычев стал автором сценария мультфильма *Тайна третьей планеты*, 1981 | Фото: shkolazhizni.ru

Кир Булычев стал автором сценария мультфильма *Тайна третьей планеты*, 1981 | Фото: shkolazhizni.ru


Игорь Можейко не был членом Союза писателей, а в СССР заниматься исключительно литературной деятельностью могли только члены творческого союза – иначе бы их посчитали тунеядцами. Поэтому он так и опасался потерять свою основную работу, а книги публиковал под псевдонимом.

 
Кир Булычев на встрече с читателями | Фото: 24smi.org

Кир Булычев на встрече с читателями | Фото: 24smi.org

 

 
Кир Булычев снялся в эпизодической роли в фильме *Родимое пятно*, снятом по его рассказу | Фото: kino-teatr.ru

Кир Булычев снялся в эпизодической роли в фильме *Родимое пятно*, снятом по его рассказу | Фото: kino-teatr.ru


Его первый рассказ «Маунг Джо будет жить» был опубликован в 1961 г., и с тех пор в печати регулярно появлялись его произведения под псевдонимом Кир Булычев. Особенной любовью и популярностью у юных читателей пользовались его фантастические рассказы и повести о приключениях Алисы Селезневой, которая стала главной героиней в 52 его произведениях! 

 
Писатель и сценарист Кир Булычев | Фото: 24smi.org

Писатель и сценарист Кир Булычев | Фото: 24smi.org
 
Реклама


Свою героиню автор назвал в честь дочери Алисы, хотя прототипом героини она не стала – девочки были разными и внешне, и по характеру. О том, как родился замысел этих произведений, Кир Булычев рассказывал: «В нашей семье родилась дочка. Её назвали Алисой. Алиса росла, и вот она научилась читать. И тогда я подумал: а что же она будет читать?.. Нашим детям жить в двадцать первом веке, летать к звёздам, открывать новые планеты, но что они будут читать, когда узнают всё про Бабу Ягу и Кащея? Может, они ничего не будут читать? Будут смотреть видео, жевать «сникерс» и обойдутся без книжек? С этим я не согласился и решил попробовать написать повести для детей, которые станут взрослыми в будущем веке».

 
Автор повести *Сто лет тому вперед*, по которой сняли фильм *Гостья из будущего*, Кир Булычев | Фото: kino-teatr.ru

Автор повести *Сто лет тому вперед*, по которой сняли фильм *Гостья из будущего*, Кир Булычев | Фото: kino-teatr.ru

 

 
Алиса Селезнева в исполнении Натальи Гусевой стала кумиром советских школьников | Фото: eg.ru

Алиса Селезнева в исполнении Натальи Гусевой стала кумиром советских школьников | Фото: eg.ru


Дочь писателя Алиса рассказывала об отце: «Он – типичный в классическом понимании мужчина-писатель, который мог, скажем, бульон сварить и сходить в магазин. Но в хозяйстве был человеком не самым полезным. Мной занимался мало. Мне было 3-4 года, когда он начал создавать истории про Алису Селезневу. Подразумевалось: мол, я с дочерью общаюсь мало, но вот она прочитает мои книжки. Я не была смыслом папиной жизни. Он был занятой и увлеченный человек. Есть сумасшедшие папочки, а он являл собой нормального папочку… Алиса – это придуманный образ, который ко мне не имеет отношения, кроме имени. То есть, это скорее мечта отца о такой боевой девочке, ведь собственная дочка была довольно тихая».

 
Алиса Селезнева в исполнении Натальи Гусевой стала кумиром советских школьников | Фото: kp.ru

Алиса Селезнева в исполнении Натальи Гусевой стала кумиром советских школьников | Фото: kp.ru


Повесть «Сто лет тому вперед» послужила основой для сценария 5-серийного фильма «Гостья из будущего». После его выхода на экраны Алиса Селезнева стала кумиром советских школьников. Юной актрисе Наташе Гусевой письма приходили мешками, в ее подъезде дежурили поклонники. Эта внезапно обрушившаяся на нее слава девочку не обрадовала, а испугала, и она решила не связывать жизнь с актерской профессией.

 
Автор повести *Сто лет тому вперед*, по которой сняли фильм *Гостья из будущего*, Кир Булычев | Фото: 24smi.org

Автор повести *Сто лет тому вперед*, по которой сняли фильм *Гостья из будущего*, Кир Булычев | Фото: 24smi.org


«Двойная жизнь» писателя раскрылась в начале 1980-х гг., когда Киру Булычеву вручили Государственную премию СССР за сценарии к фильму «Через тернии к звездам» и мультфильму «Тайна третьей планеты». Если в опубликованных книгах и титрах фильмов можно было «спрятаться» за псевдонимом, тут уже писателю пришлось раскрыть свое настоящее имя. Вопреки его опасениям, его основной профессии это никак не повредило и из института его не уволили.

 
Писатель на радио | Фото: 24smi.org

Писатель на радио | Фото: 24smi.org


Всего около 20 произведений Кира Булычева были экранизированы, и сегодня его называют Стивеном Кингом советской научной фантастики. В 2002 г. писателя посвятили в кавалеры «Ордена рыцарей фантастики». 

 
Писатель и сценарист Кир Булычев | Фото: 24smi.org

Писатель и сценарист Кир Булычев | Фото: 24smi.org


5 сентября 2003 г. Кир Булычев ушел из жизни после тяжелой онкологической болезни. А его произведения и их экранизации не теряют популярности до сих пор. В 2004 г. была учреждена писательская премия имени Кира Булычева.

 
Экранизации произведений Кира Булычева в СССР пользовались огромной популярностью | Фото: dubikvit.livejournal.com

Экранизации произведений Кира Булычева в СССР пользовались огромной популярностью | Фото: dubikvit.livejournal.com
Источник ➝

Длинное письмо одной женщине: загадка Константина Паустовского

«Жизнь представляется теперь, когда удалось кое-как вспомнить ее, цепью грубых и утомительных ошибок. В них виноват один только я. Я не умел жить, любить, даже работать. Я растратил свой талант на бесплодных выдумках, пытался втиснуть их в жизнь, но из этого ничего не получилось, кроме мучений и обмана. Этим я оттолкнул от себя прекрасных людей, которые могли бы дать мне много счастья.

Сознание вины перед другими легло на меня всей своей страшной тяжестью. На примере моей жизни можно проверить тот простой закон, что выходить из границ реального опасно и нелепо», — писал Константин Паустовский в своей «Последней главе».

Хатидже

Когда началась первая мировая война, Константин Паустовский, как младший сын в семье, был освобожден от призыва. Но сидеть на университетских лекциях было ему невыносимо, и только в Москве стали формировать тыловые санитарные поезда, Паустовский поступил в один из них санитаром. Так он встретил свою первую жену, сестру милосердия Екатерину Загорскую, Хатидже. Имя Хатидже ей дали крымские татарки, когда она однажды летом жила в татарском селе на берегу моря. Так переводится на татарский русское имя Екатерина.

«…её люблю больше мамы, больше себя… Хатидже — это порыв, грань божественного, радость, тоска, болезнь, небывалые достижения и мучения», — писал Паустовский.
 
Константин Паустовский в молодости
Константин Паустовский в молодости
 

В 1916 году они обвенчались в рязанской церкви, где когда-то был священником отец невесты. Паустовский уже тогда понимал, что он писатель. В молодости судьба изрядно его помотала: после войны он занимался в Москве репортерской работой, несколько раз слышал, как выступает Ленин. Уехал в Киев, был последовательно мобилизован в петлюровскую, а затем Красную Армию, оказался в Одесе, где в те годы жили и работали Ильф, Катаев, Бабель, Багрицкий и другие прекрасные молодые писатели, вернулся в Москву. Все это время жизнь Паустовского и его Хатидже была подчинена одной цели — все должны узнать, как он талантлив, его книги должны выйти… Екатерина была музой писателя, его товарищем, матерью его сына Вадима.

«Отец всегда был скорее склонен к рефлексии, к созерцательному восприятию жизни. Мама, напротив, была человеком большой энергии и настойчивости <…>.

Брак был прочен, пока все было подчинено основной цели — литературному творчеству отца. Когда это наконец стало реальностью, сказалось напряжение трудных лет, оба устали, тем более что мама тоже была человеком со своими творческими планами и стремлениями.

К тому же, откровенно говоря, отец не был таким уж хорошим семьянином, несмотря на внешнюю покладистость. Многое накопилось, и многое обоим приходилось подавлять. Словом, если супруги, ценящие друг друга, все же расстаются, — для этого всегда есть веские причины», — написал Вадим много лет спустя.

Валерия

В 1936 году Паустовский и Екатерина развелись. За два года до этого в их отношениях появилась нервность и напряженность, когда быть врозь еще невозможно, а вместе — уже невыносимо. Вадима отослали из этого безумия в отличную лесную школу. Среду прочего он, левша, должен был по правилам того времени переучиться там на правшу. В школе Вадим подружился с сыном известного ботаника Сережей Навашиным. Однажды на какой-то праздник к мальчикам одновременно приехали их родители. Все друг друга узнали: мамой Сережи оказалась женщина, которой Паустовский был остро и увлечен в 1923 году в Тифлисе. То чувство обрушилось на него, женатого человека, как ураган, но быстро прошло, и он писал жене в деревню, что он «освободился полностью», «все исчерпано», потому что «пережито литературно».

И вот — удивительная новая встреча…

Константин Паустовский и Валерия Навашина
Константин Паустовский и Валерия Навашина

Навашины тоже переживали кризис — ученый собирался уходить из семьи к другой женщине. Паустовский, со свой свойственной ему рефлексией два года колебался и мучился.

«То у него на волоске висел старый брак, то новый», — вспоминал Вадим.

Но тут уже сама Хатидже потребовала от писателя решительных действий. И он ушел к Валерии Валишевской.

Со второй женой у писателя тоже была большая любовь.

«Звэра, Звэра — ты очень любимая пискунья, — ты даже не знаешь, как тебя любят — очень-очень». «Целую крепко, обнимаю, в Москве — не шуруй, будь осторожна, не волнуйся из-за дур». «Звэрунья, лапчатый зверь, твое рязанское письмо до сих пор не пришло», — писал он ей в письмах.

Таня

Константин Паустовский и Татьяна Арбузова с сыном
Константин Паустовский и Татьяна Арбузова с сыном
 
 

Сильная любовь к Валерии не была долгой. В 1939 году он познакомился с Татьяной, женой драматурга Арбузова, актрисой театра Мейерхольда. Паустовский пришел — строгий пробор в прическе, застегнут на все пуговицы. Татьяне он сразу не понравился, а Татьяна ему — очень. Писатель стал присылать ей букеты, по одному в день.

Потом судьба пересекла их в эвакуации, во время второй мировой войны. Паустовский приехал с фронта в Чистополь к своей жене Валерии и ее сыну Сереже, чтобы увезти их в Алма-Ату. По совпадению Татьяна с ее дочерью оказалась там, их он взял в Алма-Ату тоже.

Валишевская три года не давала писателю развод, и в обмен на свободу он оставил ей квартиру и писательскую дачу в Переделкине. Долгое время он жил со своей новой семьей в 14-метровой комнате: он, Татьяна, дочь Татьяны и ее общий с Паустовским сын Алеша. Теснота и неустроенность не печалили Константина Георгиевича, он снова переживал огромную, безумную любовь, какой еще не видел свет.

«Нежность, единственный мой человек, клянусь жизнью, что такой любви (без хвастовства) не было еще на свете. Не было и не будет, вся остальная любовь — чепуха и бред. Пусть спокойно и счастливо бьется твое сердце, мое сердце! Мы все будем счастливы, все! Я знаю и верю», — писал он Татьяне.

Марлен Дитрих

Марлен Дитрих
Марлен Дитрих

Уже в 1964 году Паустовский встретился с Марлен Дитрих. Она прилетела в Советский Союз и первым же делом, еще в аэропорту спросила журналистов про Паустовского. Он был любимым писателем великой актрисы. Однажды она прочла его рассказ «Телеграмма» в интересном издании: русский текст, а рядом — перевод на английский. Для нее это было как удар молнии. Актриса искала другие книги писателя, изданные на английском, но не могла найти. Поэтому в СССР она летела с надеждой встретиться с Константином Георгиевичем. А он как раз лежал в больнице после инфаркта. И когда он, больной и почти совсем слепой, все-таки пришел на один из ее концертов и поднялся на сцену, Марлен опустилась перед ним на колени.

«Я не уверена, что он известен в Америке, но однажды его «откроют». В своих описаниях он напоминает Гамсуна. Он — лучший из тех русских писателей, кого я знаю. Я встретила его слишком поздно», — говорила актриса.

Бесконечное письмо

Когда Константин Паустовский умер, его сыну Вадиму попали в руки письма к одной женщине, последней возлюбленной писателя — он набрасывал их, работая над своей последней книгой. И они ужасно напоминали те письма, которые в своей далекой юности он писал невесте Кате, Хатидже. Те же слова, те же обороты, те же интонации…

«Именно тогда мне и пришло в голову, что, по существу, он был однолюбом, что все браки и увлечения только дополняли и развивали друг друга, что состояние влюбленности было необходимым условием успешной творческой работы. Он им очень дорожил и, может быть, даже провоцировал его», — вспоминал Вадим.

Ведь не зря герои книг Паустовского писали своим возлюбленным точно такие письма, как автор — своим. Константин Георгиевич писал жизнь и жил в книгах, он «выходил из границ реального», о чем потом жалел. Но для него, гениального романтика, другого пути, видимо, просто не было.

Один исследователь жизни и творчества Константина Паустовского как-то признался Вадиму, что он очень боится: в собрании сочинений писателя будут опубликованы письма ко всем его женам и возлюбленным: «Ведь это будет как письма к одной женщине».

«Не вижу в этом ничего страшного, — ответил Вадим. — Именно потому что это — как письма к одной женщине…».

Популярное в

))}
Loading...
наверх