Шрамы на пергаменте: Как реанимировали книги в Средневековье

Искусство спасения старинных книг на пергаменте

В раннем Средневековье до того, как было изобретено книгопечатание, книги писались на пергаменте – специальном материале, который получали из сыромятной шкуры овец, баранов, свиней и других домашних животных. Во время изготовления пергамента шкуры высушивали и тщательно скоблили, от чего на «страницах» часто появлялись разрезы и дыры. Чтобы реанимировать ценные листы, мастера приноровились «зашивать» дыры при помощи разноцветных шелковых нитей.



Образец зашитой страницы старинной книги.

Образец зашитой страницы старинной книги.



Изготовление пергамента – дорогостоящий и длительный процесс.

Кожу домашних животных сначала тщательно промывали, удаляя налет грязи и кровь, затем на протяжении нескольких дней вымачивали в щелочном растворе, что помогало удалить волосяной покров. Сушили вымоченную кожу натянутой на специальную деревянную раму. Когда и этот процесс был завершен, кожу обрабатывали острым ножом, удаляя подкожный слой клетчатки, добиваясь минимальной толщины будущего листа. За этим следовала шлифовка и разглаживание при помощи пемзы. Весь процесс требовал от мастеров осторожности и мастерского владения инструментом, одно неверное движение – и кожа могла быть испорчена.

Как спасали порванные страницы пергамента.

Как спасали порванные страницы пергамента.



Сохранить «лист» полностью целым удавалось не всегда. Тогда на помощь приходили мастера и мастерицы, которые сшивали кожу, превращая «шрамы» в настоящие произведения искусства. Яркие цвета, аккуратные стежки, художественное оформление – вся работа выполнялась кропотливо и скрупулезно. Одна из таких книг с зашитыми страницами, произведенная в XIV веке, хранится в библиотеке монастыря в Вадстене (Швеция).

Рисунок дракона на следующей странице расположен симметрично разрезу.

Рисунок дракона на следующей странице расположен симметрично разрезу.



Разрезы, которые писец превратил в мужской портрет.

Разрезы, которые писец превратил в мужской портрет.



Зашитые страницы книги.

Зашитые страницы книги.



Разрезы чаще всего использовались, как элемент декорирования. Даже если их не зашивали нитками, в некоторых случаях они могли быть использованы, как «окошки» (на следующей странице симметрично отверстию располагался рисунок) или части композиции (в одной из книг три отверстия, расположенные рядом, писец «превратил» в изображение лица, дорисовав недостающие элементы).

Шрамы на пергаменте.

Шрамы на пергаменте.



Страница, зашитая разноцветными нитями.

Страница, зашитая разноцветными нитями.



Страница средневековой книги.

Страница средневековой книги.



Страница средневековой книги.

Страница средневековой книги.
Источник ➝

Гордость и предубеждение: придуманная любовь Джейн Остин

Гордость и предубеждение: придуманная любовь Джейн Остин

«Я почти боюсь признаться тебе, как мы вели себя с моим ирландским другом. Представь себе самое распутное и шокирующее поведение: мы танцевали вместе и сидели рядом…»,

 — писала юная Джейн Остин своей сестре Кассандре. Этих танцев ей хватило, чтобы придумать свою любовь, отказать всем реальным претендентам на свою руку.

«Первые впечатления»

Джейн Остин родилась в 1775 году в многодетной семье небогатого священника, в графстве Гэмпшир. В 18 лет она уже танцевала на провинциальных балах, и, хотя не была ослепительной красавицей, все были уверены: не на этом балу, так на следующем милой, обаятельной девушке сделают предложение.

Все так и было бы, но на одном из балов она встретила красивого ирландского студента, Тома Лефроя. Он приехал в гости к дяде, который оплачивал его обучение. Они «танцевали вместе и сидели рядом», потом Том уехал обратно в Лондон, а романтичная и впечатлительная Джейн решила., что будет любить его всю жизнь. Свою любовь Джейн описывала в рукописи «Первые впечатления», и по вечерам она зачитывала ее сестре. Весь мир уменьшился, сжался и не виден был за Томом. Такое часто бывает у совсем молоденьких и впечатлительных девушек.

 
Но позже «Первые впечатления» будут ей осмыслены, переработаны и станут всем известным романом «Гордость и предубеждение».

Время бежало, а от Тома не было ни одного письма, и приходилось признать: он не вернется. Но Джейн продолжала любить, надеяться, а главное — писать. Когда ей сказали, что Том окончил университет и женился на богатой наследнице, у нее было готово два романа. Слышать о женитьбе Лефроя было больно. В этот момент Джейн решила: теперь только творчество.

Чепец старой девы

Она писала романы один за другим, но их не публиковали. Джейн оставалась незамужней дочерью священника. Ей было 25 лет, когда ее отец собрался переехать в другой город, она, как незамужняя, должна была отправиться с ним. Девушка попросила разрешения поехать в свой родной город, побывать в доме, где впервые встретила Тома Лефроя — в Мэнидауне. Сын и наследник богатого владельца Мэнидауна, Харрис Бигг, был безумно влюблен в Джейн. И он сделал ей предложение. Если бы Джейн вышла за него, она бы вышла и из-под власти отца, и могла бы жить там, где хотела — в родных и любимых местах, а рядом с ней был бы надежный и любящий муж. Она обдумала все это ответила согласием.

Это была самая короткая помолвка в истории человечества.

На следующий день Джейн сказала, что передумала. И потом прорыдала всю ночь: она понимала, что отказывается от настоящего, но земного счастья ради идеальной, но придуманной иллюзии. Все это она описала в своем новом романе «Мэндсфилд-парк».

В тридцать лет Джейн Остин начала носить чепец — головной убор старой девы. Она знала, что никогда не будет выходить замуж, это был ее выбор, в то время непонятный никому.

Чувство и чувствительность

Первым романом, который Джейн Остин смогла опубликовать только в 36 лет, стал «Чувство и чувствительность». Ее брат отправил рукопись издателю, книгу издали, и она имела успех. Следом издали «Гордость и предубеждение», и Джейн стала знаменитой и богатой.

«Мэнсфилд-парк» и «Эмма» продавались не так хорошо, как первые два романа, и у братьев Джейн дела с финансами тоже шли далеко не блестяще. Чтобы поправить денежное положение большой семьи, она начала работу над романом «Братья», и даже написала 12 глав, но не успела его завершить.

Писательнице был 41 год, когда ее здоровье пошатнулось, она почти не вставала с постели. Она медленно умирала от непонятной болезни, силы совсем ее оставили. Позже биографы творчества Джейн Остин пришли к выводу, что у нее было редкое гормональное заболевание.

После ее смерти у Тома Лефроя спросили, любил ли он когда-нибудь Джейн, и он сказал что да, любил, но наивной мальчишеской любовью. И что чувствует себя виноватым за ложные надежды, которые ей внушил…

Популярное в

))}
Loading...
наверх